115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Хлопчатобумажный дракон

16.06.2015
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа
Цветков Виталий Витальевич
Руководитель информационно-аналитического отдела
Комментарий Виталия Цветкова в журнале «Компания»

«Компания»

В последних числах мая премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал соглашение о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Вьетнамом. На первый взгляд достаточно рядовое событие, особенно учитывая, что товарооборот между РФ и Вьетнамом на сегодняшний день составляет всего около $4 млрд в год и Москва находится ближе к концу первой десятки основных торговых партнеров Ханоя.

«Наши оценки, что с нынешних $4 млрд товарооборота вполне способны к 2020 г., может, чуть побольше, с учетом нынешней ситуации, достичь товарооборота в $10 млрд», – заявил министр по торговле Евразийской экономической комиссии Андрей Слепнев. Но это все равно капля в море по сравнению с товарооборотом между Вьетнамом и Китаем – свыше $50 млрд. Возникает логичный вопрос: почему Вьетнам стремился заключить союз именно с ЕАЭС?

Ответ достаточно прост: Россия является одним из ключевых в регионе рынков сбыта продукции из Китая, Южной Кореи, Японии и Индии, то есть по факту Ханой с момента начала переговоров в 2012 г. стремился получить конкурентное преимущество перед своими партнерами по Азиатско-Тихоокеанскому региону. И, как полагают некоторые эксперты, вытеснить с российского рынка производителей из той же Поднебесной. «Брошен камень в виде вступления Вьетнама в союз, способный вызвать настоящую лавину со стороны Китая и Индии, которые, с одной стороны, ставятся в неравные условия с Вьетнамом при поставках на российский рынок, а с другой – объявляются ключевыми, стратегическими партнерами РФ», – отмечает президент Finn Flare Ксения Рясова. Она призналась, что ее компания отшивает во Вьетнаме порядка 38% своей продукции. «Вьетнамские товары гораздо качественнее китайских, поэтому они могут составить им реальную конкуренцию на российском рынке, и вступление Ханоя в ЕАЭС даст вьетнамским производителям серьезные конкурентные преимущества», – подчеркивает Ксения Рясова.

Но это лишь вершина айсберга, учитывая, что уже в ближайшие месяцы обнулится таможенная пошлина на 60% товаров вьетнамских производителей, ввозимых в Российскую Федерацию. В перспективе после окончания переходного периода беспошлинно будет ввозиться до 88% товаров как в Россию, так и отечественного производства – во Вьетнам. Эту информацию уже прокомментировал радиостанции «Голос Вьетнама» начальник управления по вопросам европейского рынка Министерства промышленности и торговли Вьетнама, глава вьетнамской делегации на переговорах по соглашению о зоне свободной торговли (ЗСТ) Данг Хоанг Хай: «Почти на все виды экспортной рыбной продукции Вьетнама будут введены нулевые ставки ввозных таможенных пошлин. Сразу после вступления в силу соглашения будут введены нулевые ставки пошлин на текстильно-швейные изделия нашей страны».

При этом не стоит забывать, что Вьетнам входит в первую десятку мировых экспортеров одежды и текстиля. По объему экспорта этих товаров в те же США он занимает четвертое место, но планирует стать в ближайшее время вторым, после Китая. И цель может быть достигнута уже в самое ближайшее время, учитывая, что объемы производства текстильной продукции ежегодно увеличиваются на 16–18%, а ее экспорта – на целых 20%. Мало кто знает, но, помимо уже упомянутой компании Finn Flare, свою продукцию во Вьетнаме отшивают такие известные бренды, как Adidas, Zara, H&M, Topshop, Calvin Klein, Tom Tailor, Mango, DKNY, American Eagle Outfitters, Gucci, Valentino, Hugo Boss и др. Кроме того, вьетнамские производители текстиля из мелких фирм превратились в огромные холдинги с многомиллиардными оборотами. Та же компания Vinatex объединяет несколько сотен фабрик, производит около 30% всей текстильной продукции Вьетнама и имеет оборот $20 млрд в год. Это конкурент, которого боятся даже китайские производители, не говоря уже о европейских или российских. Его выход на отечественный рынок может привести к серьезному переделу долей между участниками, предупреждают эксперты. И то, что еще несколько месяцев назад могло присниться им лишь в страшном сне, скоро произойдет: Vinatex планирует открыть флагманский магазин в новом торговом центре «Ханой – Москва», сообщил «Ко» в эксклюзивном интервью генеральный директор компании Incentra (МФК «Ханой – Москва»), заместитель председателя Ассоциации вьетнамских предпринимателей Ле Чыонг Шон (см. «Ко» №18 (846) от 18.05.15).

Коллекция предрассудков

По мнению экспертов, выход на российский рынок столь крупного игрока, который отшивает одежду для ведущих европейских домов моды, способен сломать стереотип о низком качестве одежды из Юго-Восточной Азии и в буквальном смысле слова «перекроить» весь наш рынок. «Думаю, у Vinatex есть реальные шансы быстро получить свою долю российского рынка… Существенно потеснить Китай удастся в двух случаях: за счет такого же качества за меньшие деньги или же за счет лучшего качества за те же деньги. При остальных сценариях доля отвоеванного рынка может быть скромнее», – считает исполнительный директор оптового онлайн-маркетплейса BrandsHub Юлия Листерман. «Сейчас у вьетнамских производителей, с одной стороны, большой интерес к рынку, а с другой – его полное незнание, поэтому говорить про «низкий» старт слишком поспешно. Вьетнамские предприниматели не придерживаются настолько агрессивной маркетинговой политики, поэтому рассуждать о том, что уже завтра на российских прилавках появятся вьетнамские товары или откроется большое количество вьетнамских магазинов, нельзя», – уточняет генеральный директор компании Incentra. По его словам, скорее всего, речь идет о постепенном появлении на прилавках российских магазинов вьетнамских товаров и достаточно поступательном выходе на рынок РФ.

«Вьетнамский флагманский бутик – не смешите меня! Слово «бутик» и Vinatex у меня не вяжутся одно с другим. Я сразу вспоминаю «классический» вьетнамский магазин одежды, где продаются безразмерные футболки, аляповатые юбки всех цветов радуги, – отмечает Ксения Рясова. – Да, Vinatex – это очень крупный производитель одежды, и сопоставимый ему по размерам в России вряд ли найдется. Но не забывайте, что они производители. Для того чтобы продавать одежду, нужно не просто продавать товар, а выводить на рынок коллекции. Они этого не умеют делать». По мнению экспертов, подобные «бутики», скорее, будут конкурировать с рынками либо с товарами низкого и среднего ценового сегмента, пока не научатся продавать одежду не как сшитые куски ткани и желательно оптом, а как бренд, следуя определенному стилю. «Организация традиционного ритейла потребует не только капитальных и операционных затрат, также однозначно встанет вопрос о необходимости высококвалифицированных региональных представителей, чтобы быстро настроить бизнес с учетом специфики российского рынка. Нужно также учитывать, одежду в каких ценовых категориях будут продавать вьетнамские производители. В нынешних реалиях актуальны товары из масс-маркета», – советует Юлия Листерман.

Несмотря на то, что тот же Vinatex производит одежду для очень известных европейских брендов, выработать свой, узнаваемый стиль и бренд компании пока не удалось. Точнее, в самом Вьетнаме продаются очень недорогие и качественные вещи под несколькими брендами, принадлежащими Vinatex, но за пределами страны, а тем более в России с ними практически никто не знаком. Как в этом случае раскручивать марку, не совсем понятно. А если прибавить сюда еще и полное непонимание российского рынка, вкусов покупателей одежды, которые достаточно серьезно отличаются от вкусов европейцев, да и климата – вся эта затея Vinatex выглядит весьма сомнительно. «По моим оценкам, рынок розничной торговли товарами текстильной промышленности в РФ в 2014 г. составил чуть более 0,5 трлн руб. Я ожидаю, что в ближайшие годы доля вьетнамских компаний на нем достигнет нескольких единиц процентов», – полагает аналитик ИХ «Финам» Тимур Нигматуллин. Не стоит забывать, что Vinatex – лишь первая ласточка крупного вьетнамского бизнеса в России. Только в секторе производства одежды во Вьетнаме работает несколько очень крупных компаний. Viet Tien и An Phuoc занимаются в основном производством рубашек, Nha Be – костюмов. Есть еще известные на местном рынке фирмы Viet Thang, May 10, Phuong Dong, Hanosimex, Ho Guom и Garco 10. Ни одно из этих имен ничего не говорит российскому потребителю. Поэтому не исключено, что наскоком взять наш рынок не удастся, и потребуются годы для того, чтобы россияне привыкли носить «вьетнамское». Даже невзирая на то, что они именно это и делали все последние годы, покупая известные европейские марки одежды.

«Мы привыкли оперировать категориями десятков миллиардов долларов исключительно применительно к нефтяной, металлургической и газовой сфере. Российскому обывателю сложно себе представить, что на рубашках, макаронах (речь об украинской лапше «Мивина» и создавшем ее первом вьетнамском миллиардере) можно заработать такие же деньги, как в сырьевых отраслях», – рассуждает пожелавший остаться неназванным представитель известного российского бренда, который тоже отшивается во Вьетнаме. «Конечно, продукция вьетнамских компаний будет иметь все предпосылки для наращивания доли сбыта на российском рынке. С другой стороны, у РФ и стран Таможенного союза есть политика защиты собственного рынка, поэтому некоторые позиции не подпадают под действие соглашения. В первую очередь у нас обнуляются пошлины в отношении летней и легкой демисезонной одежды», – поясняет Ле Чыонг Шон. А вот как раз те же футболки везти из Вьетнама не имеет никакого смысла, предупреждает Ксения Рясова, там они гораздо дороже, чем в соседних странах, так что привозить их в Россию, даже с учетом отмены пошлин, нет резона. «Насколько я понимаю, если Vinatex действительно принял решение о выходе на российский рынок, то это, скорее, пробный шар, ни о какой масштабной экспансии пока говорить не приходится, хотя игрок, безусловно, очень серьезный, – рассуждает совладелец крупной сети молодежной одежды. – Если к этой тенденции примкнут и остальные крупные производители из Вьетнама, то совместно они действительно могут совершить серьезные подвижки на рынке. Но об этом говорить рано, так как новость о Vinatex только появилась и ничего неизвестно ни о стратегии выхода компании на российский рынок, ни о планах по расширению географии, ни даже о товарных наименованиях, которые будут поставляться в первый магазин». При этом Ксения Рясова категорически отвергла возможность сотрудничества ее компании в сфере продвижения и продажи одежды вьетнамских марок в России.

Лазейка для Китая

«Безусловно, российский рынок очень привлекателен для вьетнамских компаний, но не стоит ожидать массового выхода фирм из этой страны на российский рынок, угрожающего отечественным производителям», – говорит руководитель информационно-аналитического отдела аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Виталий Цветков. Вспомним истерику при вступлении РФ в ВТО и оценим последствия: они оказались совсем не такими печальными. Защита российского производителя тарифами сохранится, прежде всего агропромышленных предприятий, и автопроизводителей. «Ваши источники говорят о том, что вьетнамский бизнес «на низком старте», а мои – о том, что рынок Вьетнама и Азии в целом интересен для российских автопроизводителей, которые получат льготы на ввоз и сборку автомобилей во Вьетнаме, для производителей удобрений и аграриев, – рассуждает Виталий Цветков. – Соглашение о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом я приветствую не только как эксперт, но и как потребитель: вьетнамские морепродукты – хорошая альтернатива запрещенной контрсанкциями европейской продукции. Да и вьетнамская одежда по качеству не хуже китайской, а по цене – ниже».

Официальный представитель ГК «Дикси» Екатерина Куманина пока не готова говорить о перспективах выхода вьетнамских производителей морепродуктов на российский рынок. «Прямого импорта морепродуктов в магазинах дивизионов ГК «Дикси» нет, сети закупают товары через российских поставщиков. В магазинах «у дома» «Дикси» представлена тилапия из Вьетнама, в супермаркетах «Виктория» – креветки», – отмечает представитель одного из крупнейших продовольственных ритейлеров. Необходимо уточнить, что подавляющее большинство морепродуктов из Вьетнама на российские прилавки идет через посреднические компании, они закупают во Вьетнаме сырье, расфасовывают его в тару со своими лейблами и продают в несколько раз дороже. На самом деле подобные фирмы зачастую располагаются в одном небольшом офисе, а их сотрудники весьма слабо представляют, как выглядят рыболовецкие суда. «Именно эти посреднические компании и пострадают в первую очередь, – предупреждает представитель еще одного крупного сетевого магазина, пожелавший остаться неназванным. – Для нас не имеет значения, у кого именно закупать товар – у посредника или у производителя. Если товар будет соответствовать санитарно-эпидемиологическим нормам, иметь все соответствующие сертификаты и документы, а также будет конкурентоспособен по цене, мы готовы его брать». А вот в этой бумажной бюрократии, организации логистики из Вьетнама и необходимости создавать собственное упаковочное производство и заключалась причина того, что вьетнамские компании выходили на российский рынок через посредников. Теперь, учитывая, что ситуацию со вступлением Вьетнама в ЕАЭС лично курирует Дмитрий Медведев, а вьетнамские предприниматели стремятся создать своего рода «вьетнамский деловой квартал» в рамках МФК «Ханой – Москва», вполне возможно, что бюрократическую машину удастся сдвинуть с мертвой точки.

«Хочу отметить, что российские товары, особенно продукция тяжелой промышленности, получат большую долю на вьетнамском рынке и через Вьетнам смогут выйти на рынки Юго-Восточной Азии, в страны, с которыми у нас есть зона свободной торговли. Торговое соглашение – это прекрасный шанс для российских и вьетнамских инвесторов и производителей, которые хотят развивать и инвестировать в производственные базы наших стран. Здесь речь идет о взаимном благоприятном режиме, взаимном создании благоприятных условий для инвестирования в экономики друг друга», – подтверждает Ле Чыонг Шон. Он допустил оговорку «по Фрейду», сказав, что через Вьетнам российские компании могут получить беспошлинный доступ на азиатские рынки. Как раз обратного боятся многие российские производители: что под видом вьетнамских к нам хлынут товары из всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Не стоит забывать, что, помимо Китая, там есть еще Малайзия, Индонезия, Лаос и Камбоджа, и они тоже были бы не прочь обойти таможенную границу ЕАЭС. И отследить происхождение товаров будет крайне сложно, так как обнуление таможенных пошлин в отношении вьетнамских компаний будет касаться практически всех позиций, за исключением нескольких видов обуви и тех товаров, что на нашем рынке практически не востребованы.

Не надо забывать в том числе и о бытовой электронике, так как во Вьетнаме находится один из крупнейших заводов Samsung и предприятия других всемирно известных брендов. Следовательно, опять возникнет вопрос о честной конкуренции даже на рынке смартфонов. Пока в ситуации с присоединением к ЕАЭС Вьетнама больше вопросов. Но они должны разрешиться в течение полугода с момента подписания соглашения, так как именно такой срок отведен на ратификацию документа законодательными органами власти всех стран – участниц ЕАЭС. А за полгода можно и концепцию нового бренда одежды разработать, тем более, что у Vinatex есть достаточно финансовых ресурсов, чтобы привлечь дизайнеров даже из ведущих европейских домов мод. Да и производители морепродуктов успеют подготовиться, ведь им нужно будет наладить масштабное производство упаковочной тары и разработать всю схему логистики, чем они ранее не занимались, по крайней мере, не возили креветки в Россию самостоятельно, а работали через посредников.

Максим Логвинов

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest