115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

КИКой кошмар!

15.07.2014
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Цветков Виталий Витальевич
Руководитель информационно-аналитического отдела
Комментарий Виталия Цветкова в журнале «Компания»

«Компания»

Россия попытается собирать налоги с иностранных активов

Длящаяся уже несколько лет кампания по деофшоризации в 2014 г. вылилась в законопроект о контролируемых иностранных компаниях (КИК).

Согласно первоначальной редакции документа, если российский бизнесмен владеет хотя бы 10% в капитале иностранной фирмы, он должен уведомлять об этом наши налоговые органы и платить 20% с нераспредленной прибыли иностранной компании. Опубликованный проект вызвал бурю возмущения у российских предпринимателей и даже топ-менеджеров госкомпаний, активно регистрирующих за рубежом дочерние структуры, например, для продвижения проектов «Северного потока» и «Южного потока». Ну а эксперты выразили сомнения, что проект вообще исполним. Было неясно, как закон администрировать, на каком языке и какие документы нужно представлять в налоговую, кто и на какой территории будет проводить проверки. И за счет кого — подозреваемого лица? По данным бизнесмена Давида Якобашвили, со 150 крупнейших компаний, вышедших на IPO, и еще 200 компаний, планирующих это сделать, за счет деофшоризации можно собрать $200-400 млн в год, а 150 000-200 000 частных лиц, владеющих офшорными структурами по всему миру, могут дать еще $3 млрд в год. «Но чтобы это все администрировать, может быть, надо будет еще больше потратить», — подчеркивает Давид Якобашвили.

Видимо, осознавая это, правительственная бюрократия в последнее время пошла на уступки лоббистам из бизнес-ассоциаций, внеся в проект ряд поправок. В частности, нижняя планка доли в иностранной компании была поднята до 50% +1 акция, введена этапность вступления закона в силу. Его действенность в нынешнем виде для экспертов неясна, но все понимают, что истинной целью правительства является наполнение бюджета в свете упадка экономики и роста бюджетного дефицита, притом что потребность в деньгах не уменьшается, ведь на повестке дня присоединение Крыма и чемпионат мира по футболу.

Стоит отметить, что, выполняя указания президента, крупные компании начали заявлять о готовности отказаться от использования офшоров. В частности, глава «Роснефти» Игорь Сечин еще в 2013 г. говорил, что компания в ближайшее время поменяет юрисдикцию активов ТНК-BP с офшорной на российскую. В декабре 2013 г. аналогичные заявления через СМИ прозвучали и от других компаний («Русал», «Металлоинвест», МТС). Узнать, выполнены ли эти обещания, от самих компаний не удалось. Однако, как заявили «Ко» эксперты юридической фирмы Vegas Lex, по их субъективной оценке, реальной деофшоризации не происходит. Например, недавно одна из крупнейших российских компаний определила победителя конкурса. При этом за месяц до получения подряда акции компании-победителя были выкуплены офшорными фирмами, зарегистрированными на Кипре и Британских Виргинских островах. «Этот пример может быть воспринят двояко: либо бизнес будет работать и дальше, применяя иностранные инструменты, либо отдельные представители бизнеса будут получать индивидуальное разрешение на работу через офшоры», — говорят в Vegas Lex.

Разумеется, выбор юрисдикции всегда зависит от инвестпривлекательности и безопасности соответствующей территории. Как отмечает партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов, если бизнесу дать хорошую правовую базу и прочие условия для работы в России, он сам рано или поздно перестроит свою работу. Но пока что для крупного бизнеса Великобритания или Люксембург более интересны, чем РФ.

По мнению Марка Ровинского из адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», в любом случае тотальной деофшоризации не случится, поскольку иностранные правовые системы по-прежнему привлекательны для создания СП.

Нина Козлова, руководитель управления налогового и правового консалтинга компании «ФинЭкспертиза»:

«Российское бизнес-сообщество постепенно отказывается от использования «традиционных» схем оптимизации налогообложения, более внимательно присматриваясь к налоговому законодательству России и учитывая особое внимание руководства страны к вопросу деофшоризации».

Никита Кондрашов, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»:

«Офшоры довольно часто используются в структурах, относящихся к крупному бизнесу. Сейчас с учетом отношений крупного бизнеса и властных структур, а также того, что команда на деофшоризацию поступила непосредственно от первого лица государства, можно говорить о том, что в среде крупных компаний подготовка к ней идет, и уже довольно давно. Что же касается среднего и малого бизнеса, то проводимые реформы, скорее всего, затронут его в меньшей степени».

Дмитрий Васильченко, адвокат МКА «Клишин и партнеры»:

«Подобные нормы уже давно действуют во многих развитых странах, таких как Великобритания, США, Германия, Франция. Так что Россия в этом вопросе не выбивается из общемировой практики, а скорее, следует ей. Представляется, что на первых этапах новые нормы не сильно отразятся на экономике нашей страны, ведь уже сейчас по итогам обсуждения законопроекта принято решение о постепенном внедрении новых правил».

Виталий Дербеденев, генеральный директор компании «ФОК»:

«Можно предположить, что от тех отраслей, где офшор — это метод увеличить и без того существенный доход, поступления в казну существенно возрастут. А те отрасли, где офшор — инструмент выживания, могут ждать непростые времена. Часть компаний снизит инвестиционную активность, а другая часть может вообще уйти с рынка».

Дмитрий Кленов, партнер, UFG Wealth Management:

«Офшоры решали несколько задач: обеспечивали гибкость в ведении бизнеса, конфиденциальность и позволяли проводить налоговую оптимизацию. Сейчас уже можно сказать, что налоговая оптимизация остается в прошлом в связи с общемировой борьбой с уходом от налогов, а конфиденциальность обходится все дороже».

Марк Ровинский, заместитель руководителя налоговой практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»:

«Влияние закона станет во многом зависеть от того, каким будет проект, и именно за это сейчас бьются консультанты и весь бизнес. Он может быть крайне рестриктивным, что на практике приведет к тому, что какая-то часть бизнеса откажется от использования офшоров. Если же закон по своему содержанию будет больше соответствовать тому, для чего подобные институты используются в развитых налоговых юрисдикциях (борьба со злоупотреблениями в налоговой сфере), влияние новых правил на экономику не будет слишком масштабным».

Виталий Цветков, руководитель информационно-аналитического отдела АКГ «Градиент Альфа»:

«Офшорные схемы используются не столько для минимизации налоговых платежей, как принято считать, сколько для защиты собственности от посягательств рейдеров, для удобства ведения бизнеса, для эффективной реализации международных проектов. Чиновников, понятное дело, в большей степени волнуют фискальный аспект и необходимость пополнения бюджета. Но при обсуждении законопроекта на экспертных и бизнес-площадках они поняли, что введение законопроекта в первоначальной редакции существенных налоговых поступлений в бюджет не принесет».

Степан Гузей, партнер Lidings:

«Все законопроекты экономического блока, принимаемые или выносимые на обсуждение с октября-декабря 2013 г., имеют единственную цель — заткнуть огромный дефицит бюджета и сформировать резерв для реализации как давно задуманных проектов (например, чемпионат мира по футболу в 2018 г.), так и появившихся «внезапно» (поддержка Крыма). Поэтому и законопроект о контролируемых иностранных компаниях (закон о КИК) в своей первоначальной редакции (март 2014 г.) имел весьма жесткие ограничения и требования. Но не подкрепленные вспомогательными инструментами как на национальном, так и на международном уровне, положения закона, по сути, утрачивали характер реально исполнимых».

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest