115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Блог

Кого кредитуют банки? Итоги года и прогноз на 2007 год по потребительскому и коммерческому кредитованию

06.12.2006
Автор: Гагарин Павел Александрович
Тематика:

Пресс-центр «Аргументы и Факты»

Репортаж с пресс-конференции
12:00 6 декабря 2006

6 декабря в ИД «Аргументы и факты» состоялась пресс-конференция финансового эксперта, Председателя Совета директоров Группы компаний «Градиент Альфа» Павла Гагарина на тему: «Кого кредитуют банки? Итоги года и прогноз на 2007 год по потребительскому и коммерческому кредитованию». Приводим полную стенограмму пресс-конференции.

П.А.Гагарин: Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Тема банковского кредитования на сегодняшний день актуальная, и чем дальше, тем актуальнее она становиться. Во-первых, в России сейчас инвестиционный бум, а чем больше притекает инвестиций, чем больше притекает кредитов, тем больше их надо, потому что бизнес развивается. Развивающемуся бизнесу, развивающейся стране, каковой является Россия, кредитование необходимо, в том числе и внутреннее кредитование, т.е. кредитование российскими банками российского предпринимателя и российских физических лиц.

Всё больше людей, предприятий хочет получать кредиты, хочет развиваться и хорошо жить сейчас, а зарабатывать деньги на эту хорошую жизнь потом. По моим данным объём кредитования в 2006 году по сравнению с 2005 годом вырос примерно в 2,5 раза. Это очень много, на 150%. Вдумайтесь в эту цифру. Если объём выдачи кредитов в 2005 году (по моей собственной статистике) составлял порядка 25 млрд. долларов, то в этом году будет порядка 60 млрд. долларов. Сейчас уже можно говорить по итогам за 10 месяцев, подсчёты уже произведены, если их экстраполировать, то будет понятна эта цифра. Почему мы обсуждаем эту тему именно сегодня, в конце года? Как правило, конец года — это составление финансовых планов по бюджетированию на будущий год как у кредитуемых, так и у кредитных организаций. Те, кто собирается получать кредиты на покупку жилья, на развитие бизнеса, на какие-то долгосрочные проекты, сейчас планируют свои финансы. Точно также банки сейчас планируют и составляют свой кредитный портфель, который они будут уже в следующем году осуществлять, исполнять свой кредитный бюджет.

О каких тенденциях можно говорить по итогам 2006 года с точки зрения кредитования? Во-первых, те банки, основной доход которых лежит в области оказания услуг по кредитованию, занимают первые 200 позиций в консолидированных банковских рейтингах. Т.е. это ряд крупных и средних банков. Если год назад активно работающих банков было 1300-1350, то сейчас в России, по моим данным, активно работающих банков примерно 850. Примерно 500 банков ушло с арены вообще. Но ушли банки, которые не занимались кредитованием, а зарабатывали на «черных» и «серых» схемах. Как вы знаете, с завидным постоянством лицензии у банков отбираются (как правило, это банки, занимающиеся отмыванием денег, попадающие под всевозможные проверки, или не сумевшие вовремя с кем-то договориться). Про эти структуры я не говорю. Я говорю о реальном банковском секторе, об услугах кредитной группы.

Услуги этой группы расширилась. Раньше к ним относились: овердрафт — предоставление «коротких» денег (сегодня у Вас денег нет, а завтра Вы ожидаете приход, но надо срочно заплатить сегодня и тогда банк Вас кредитует). Банковская гарантия — это очень мощный инструмент, особенно при импорте, при работе с импортными партнерами. Аккредитивы. Авалирование банковских гарантий, выданными другими банками. Факторинг. Аккредитивы. Т.е. это всё, что поддерживает и позволяет нашей экономики развиваться.

Добавились к этой группе, и в полной мере получило распространение финансирование ПИФов по недвижимости (это, можно сказать, новый инвестиционный инструмент). Появилась достаточно давно, но сейчас занимает обособленную позицию такая ценная бумага, как кредитная нота на право переуступки (дает право переуступки требований по кредитным обязательствам).

Что изменилось внутри банков? При принятии решения и анализе информации от клиента на первую роль вышел кредитный комитет. Из формального органа он превратился в реально действующий орган. Если в начале 2000-х годов основную роль играли личные отношения банкира и предпринимателя, они могли договориться между собой, а кредитный комитет имел формальное значение, то сейчас решающее слово за кредитным комитетом.

Кроме того, сами кредиты перестали быть средством отмывания денег. Раньше через получение кредитов можно было «обелить» незаконно полученные доходы, то сейчас практически исключена возможность получения таких кредитов, благодаря жесткому контролю за соблюдением нормативов ЦБ, а также межрайонными налоговыми инспекциями, в которых эти банки стоят на учете. Т.е. кредиты в свою очередь стали реальными, а не бумажными. Еще остались бумажные кредиты в неявном виде через лизинг, но лизинговые компании сейчас находятся под очень пристальным вниманием налоговых органов. Если налоговый орган, анализируя хозяйственную деятельность предприятия, видит в схеме движения денег и товара лизинговую компанию, то это лишний повод для углубленной проверке. Почти каждый банк, занимающийся кредитованием, имеет в своей финансовой группе лизинговую компанию.

Теперь о недобросовестных заемщиках и недобросовестных кредиторах. Недобросовестные заемщики могут взять кредит с мошенническими целями, с целями его не отдать, но сейчас достаточно широко распространена система страхования кредитных договоров, т.е. банк может не пострадать, а возьмет на себя риск страховая компания, которая не будет страховать кредит, если не уверена в его своевременном возврате. Поэтому сейчас получить кредит мошенникам стало гораздо труднее. Банки и страховые компании очень внимательно изучают предполагаемого заемщика, изучают его активы, предлагают оставить жесткое обеспечение в виде залога, либо мягкое обеспечение в виде остатка товара на складах. Получить кредит по подложному паспорту или по подложным документам стало практически невозможным, т.е. те банки, которые занимаются активным кредитованием имеют хорошую службу безопасности, которая проверяет и подлинного документов и истинные намерения заемщика.

Я хочу предостеречь всех кредитующихся людей от сотрудничества с недобросовестными кредитными организациями, т.к. количество этих организаций, количество кредитов, выданных ими, выросло в этом году, по сравнению с прошлым годом в 1,5 — 2 раза. Точных цифр нет, но по той статистике, которую я, как аудитор, мог собрать, эта цифра вот такая. С чем это связанно? Во-первых, со стремлением заработать быстрые деньги, а также с увеличением количества рейдерских захватов. Недобросовестный банковский кредит — это очень мощный инструмент для рейдеров! О чём идёт речь? Речь идёт о кабальном договоре кредитования, когда предприниматель или предприятие оставляет в залог значительные активы, например, на сумму 10 млн. долларов, а банк выдаёт ему кредит на 3-4 млн. долларов. Дальше банк может предпринимать различные усилия (как сам, так и через подставных контрагентов), чтобы предприятие не смогло в нужный срок выполнить обязательства по кредитному договору, наступает залоговый случай и имущество переходит в собственность банка. Очень часто подобные схемы реализуются через лизинговые компании, де-факто принадлежащие банкам. Как известно, сейчас много финансово-промышленных групп, состоящих из банка, группы финансовых, инвестиционных и лизинговых компаний. Это арсенал инструментов, находящийся в руках финансиста, и может использоваться как во благо, так и во вред. И получается, что клиент попал именно под неблагоприятные условия и лишился своего имущества. Это один вариант. Другой вариант тот же самый, только с применением высоких ставок и некоторых условий, заложенных в кредитный договор, которые клиент не может выполнить. Клиент или его юрист невнимательно прочитали договор — порядок наступление залогового случая не успел погасить проценты на проценты, наступает залоговый случай и отчуждение имущества.

Другая группа недобросовестных кредиторов работает следующим образом. Очень часто условием выдачи кредита или финансирования, или инвестирования в бизнес клиента является то, что банк требует ввести своих финансовых менеджеров в управленческую команду клиента, т.е. де-факто получает рычаги управления бизнесом клиента. Наряду с этим банки требую ввести свои дочерние структуры в учредители или стать собственниками и акционерами предприятия. Таким способом происходит захват бизнеса клиента. Я не скажу, что этим занимается большинство банков, но такие случаи есть, и по официальной статистике уже в течение 2006 года попыток рейдерских захватов имущества было уже на сумму 4 млрд. долларов. Это официальная статистика. Я уже где-то говорил, но повторюсь, что эта цифра имеет к реальности такое же отношение, как стоимость квартиры по справки БТИ к коммерческой стоимости квартиры. Надо понимать, что на самом деле проблема в десятки раз больше, чем нам ее пытаются представить. Вот такие вот бывают недобросовестные кредиторы, и количество этих организаций и количество попыток выдачи недобросовестных кредитов в этом году выросло почти в 2 раза. Соответственно, предпринимателю надо понимать, с кем он имеет дело, тем более что тенденция эта на будущий год пока что просматривается сохраняющейся, примерно такой же.

Представим себе, что добросовестный и честный банк хочет кредитовать развивающееся предприятие. На что, в первую очередь, начиная с прошлого года, и в этом году, и в ещё большей степени в следующем году будет обращать внимание кредитный комитет банка? Изменился характер требований банков при предоставлении кредитов. Я говорю о добросовестных кредиторов и о добросовестных заемщиках. Если раньше (до 2005-2006 г.г. примерно) основным параметром, который являлся определяющим при выдаче кредитов, была скорость оборачиваемости активов, товара, финансов и доходность бизнеса, то сейчас это налоговая и финансовая устойчивость. Не столько важны сейчас высокие показатели по рентабельности или оборотам, сколько важно понять устойчивость предприятия по отношению к действиям фискальных и правоохранительных органов. Эта тенденция наблюдается в связи с существенным ростом активности налоговой службы, с увеличением количества налоговых проверок (в 2006 г. количество проверок увеличилось в 2 раза). Изменилось и качество налоговых проверок, и налогоплательщики все больше становятся зависимыми от действий налоговых служб. Естественно, банкиры обращают внимание на платежеспособность заемщика в настоящее время и в будущем, в значительной степени она зависит от финансовой устойчивости, которая в свою очередь зависит от налоговой политики предприятия, платит ли предприятие достаточное количество налогов для того, чтобы не вступать в конфликт с государством.

То есть на «белую» составляющую бизнеса, насколько предприятие будет показывать реальную прибыль в бухгалтерской, финансовой, налоговой отчётности, которые предоставляются в фискальные органы. Насколько полностью выплачиваются налоги, выплачивается «белая» заработная плата, насколько «белой» является финансовая история предприятия. Это очень важно для добросовестных банков, выдающих реальные кредиты, с точки зрения финансовой устойчивости заёмщика, которая сейчас напрямую зависит от его налоговой политики, от количества выплачиваемых налогов, от отношения предприятия с государством. Как известно, налоговая служба сейчас работает более квалифицированно, чем раньше, налоговики очень хорошо научились рисовать финансовые портреты налогоплательщиков, выявлять реально зарабатываемую прибыль и смотреть, насколько, эта прибыль отличается от той, которую предприятие показывает в отчётах. И если различие существенно, на 20-30% и больше, у некоторых в разы, то это предприятие будет подвержено постоянным правовым и налоговым рискам, и, естественно, с точки зрения кредиторов оно не является достаточно надёжным заёмщиком. Это первое и основное, на что обращает внимание кредитный комитет, который из формальной структуры банка (какой он был несколько лет назад, договорённость по кредитованию, как правило, достигалась между первым лицом банка и первым лицом предприятия) стал реально действующим, аналитическим органом банка по принятию решения вопроса о выдаче кредита.

Второе, на что обращают внимание банки, на управленческую и финансовую структуру предприятий и холдингов, на наличие управленческих балансов, на способы и методы ведения бухгалтерского и финансового учета, на предпринимаемые компанией меры для повышения своей капитализации для выхода на IPO, для ведения публичной отчетности в стандартах МСФО или GAAP. Кредитуется ли предприятие в других банках. Обращается внимание на финансовую и кредитную историю через бюро кредитных историй. Если это холдинг, то банк смотрит на все обороты входящих в него компаний, даже если кредитуется только одно юридическое лицо из холдинга.

Как известно, и крупные и средние предприятия сейчас пытаются диверсифицировать всевозможные риски путём создания холдингов формальных и неформальных. Формальные холдинги в России — это финансово-промышленные группы, которые работают на основании принятого закона о финансово-промышленных группах. Но этот закон он имеет очень серьёзные ограничения, далеко не все предприятия могут представлять из себя финансово-промышленные группы. Поэтому холдинг — это слово неформальное, Вы его в Российском законодательстве не найдёте, закон о холдингах не принят пока. Тем не менее, если предприятие занимается переработкой сырья и выпуском готовой продукции и продажей продукции в розничной сети, то у него должна быть торговая марка, должно быть имущество движимое и недвижимое, должны быть производственные помещения, средства производства, должны быть работники. У такого предприятия стоит задача — быть конкурентоспособным. Добиться этого можно и путём увеличения технологической составляющей, но в том числе и путём оптимизации финансовых расходов. Оптимизации финансовых расходов — это ещё и оптимизация налогообложения. Слово «оптимизация» стало уже почти ругательным, но его никто и не отменял, все так или иначе этим занимаются. Другое дело, что есть законные способы оптимизации налогов, а есть незаконные. Один из законных способов — это создание холдинга, это перевод персонала на аутстаффинг (перевод персонала на другое предприятие с более льготным режимом налогообложения), это диверсификация активов, это регистрация бренда на специальную брендовую компанию, и это денежные потоки через компании, которые служат для активной хозяйственной деятельности, но при этом они не являются держателями бренда и держателями основных активов, поскольку они подвержены налоговым и финансовым рискам из-за больших оборотов. Если банк кредитует такой холдинг, а кредитовать банк может, как юридическое лицо, только другое юридическое лицо, соответственно банк будет смотреть и структуру этого холдинга, и распределение активов, кто является реальным собственником, через какие предприятия идут денежные потоки, насколько эти предприятия защищены от всевозможных финансовых рисков, и смотреть совокупный оборот по всем предприятия холдинга независимо от того, 3 предприятия или 30. Проанализировав все эти составляющие банкиры смогут говорить о серьёзном коммерческом кредитовании. Вот что у нас сейчас с изменением требований по выдаче кредитов. Кроме того, в этом году начали активно работать бюро кредитных историй, куда заносится информация о ранее выданных кредитах и возврате этих кредитов и процентов по ним. Соответственно, практически любой банк может обратиться к бюро кредитных историй и посмотреть финансовую кредитную историю заёмщика. И на это тоже надо обращать внимание. Поэтому, если финансовая политика предприятия такова, что кредиты берём, а возвращать будем, как получится (эта политика до 2004-2005 года в какой-то степени себя оправдывала, если не с моральной точки зрения, то с точки зрения финансового эффекта можно было допускать просрочки, выплаты штрафных санкций и т.д.), то сейчас практически такая позиция поставит крест на финансовой истории, этот номер уже не пройдёт.

О кредитовании физических лиц. Все мы где-то работаем, либо собственниками бизнеса, либо наёмными работниками, исключение составляют госслужащие, хотя, они тоже наёмные работники. Прослеживается очень чёткая тенденция, банк гораздо с большей охотой будет кредитовать наёмного работника с высоким доходом, чем собственника малого или даже среднего бизнеса. Вот такое вот парадоксальное заявление, на первый взгляд. Суть этого поясню. Представьте себе, что работник компании, крупный эксперт, доход этого эксперта абсолютно «белый» и официально составляет 20-30 тыс. долларов в месяц. Соответственно, этот человек обращается за кредитом в банк на приобретение недвижимости на сумму полмиллиона долларов. Банк анализирует ситуацию и понимает, что этот человек в этой компании, с которой у него стабильный контракт, даже если этот человек из компании уволится, он все равно находится на очень высоких позициях на рынке труда, он без работы не останется и не станет неплатежеспособным. Он будет работать в другой компании, возможно, даже с большей заработной платой. Поэтому, такой высокооплачиваемый эксперт, специалист, менеджер — практически самый «сладкий» клиент для банка с точки зрения кредитования физических лиц.

Если говорить о собственнике бизнеса, то, на первый взгляд, собственник бизнеса ездит на хорошей машине, получает 20, 30 и 50 тыс. долларов, его бизнес развивается, есть активы, есть загородный дом. Но дальше банк начинает смотреть на структуру этого бизнеса, подвержен ли он налоговым, отложенным и прочим рискам, которые действуют как сегодня, так и в будущем. Получается, при проведении точных расчетов, такой человек — собственник бизнеса — подвержен большим финансовым рискам и риску потери своей платежеспособности. Также существует достаточно много собственников бизнеса, которые разоряются в силу объективных рыночных макроэкономических причин, либо человек выбрал неправильную стратегию своего развития. Когда я в приватных беседах или во время проведения финансовых экспертиз, разговариваю с банкирами, то они соглашаются с моими выводами, что статистика показывает, что количество кредитов, выданных собственникам, ниже, чем количество кредитов, выданных высокооплачиваемым менеджерам. Менеджерам, имеющим стабильный доход в стабильной компании, не отказывают в кредитах и предоставляют их даже без жесткого обеспечения недвижимостью, другими активами. Малому и среднему бизнесу часто отказывают по причине ненадежности заемщика.

Поэтому, если малый и средний бизнес хотят получить стабильные источники финансирования, кредитования, инвестирования, то они должны заботиться об «обелении» своего бизнеса и его финансовой устойчивости. На финансовые показатели, такие как оборачиваемость, наличие активов, «белая» составляющая бизнеса, выполнение правила налоговых приличий (выплата того количества налогов, которое удовлетворяет государство), правильная управленческая структура — это те показатели, на которые в следующем году должны обратить внимание бизнесмены, которые хотят получить не разовое, а устойчивое кредитование.

Россия в настоящее время переживает инвестиционных бум: за 9 месяцев 2006 года получено 27 млрд. долларов инвестиций из-за рубежа, из них 20 млрд. долларов — это прямые инвестиции. На мой взгляд, большая часть этих денег — это деньги, не созданные на Западе, а капиталы, созданные когда-то в России, просто вывезенные из нее. По моим подсчетам, капиталов из России было вывезено 400-500 млрд. долларов в период 1992-2003 гг. И сейчас эти деньги в той или иной форме возвращаются в виде больших уставных капиталов совместных предприятий на территории России: в виде кредитов или инвестиций. Также потихоньку возвращается стабилизационный фонд России — у нас создан Национальный Банк развития с уставным капиталом в 3,5 млрд. долларов (деньги из стабилизационного фонда).

В России количество инвестиций в 2006 году по сравнению с 2005 годом увеличилось в два раза. Это не означает, что рынок кредитов и инвестиций будет насыщен: чем больше денег приходит на этот рынок, тем больше денег этот рынок требует. Пока этот рынок имеет такую структуру, которая развивается путем «бумов».

Вопрос (Газета «Аргументы и Факты»: Банки, которые выдают кредиты прямо в магазинах, — довольно часто это не очень добросовестные банки, потому что 60% годовых — прямо-таки ломбардный уровень кредитной ставки, и люди берут кредиты, т.к. телевизор-то — сейчас, а деньги-то — потом отдавать. Когда люди это все анализируют, то понимают, что их надули. Также штрафные санкции часто превышают величину кредита и еще скрытые платежи, например, за ведение ссудного счета. Вопрос — когда за это будут наказывать и стоит ли брать кредиты в магазинах?
Второй вопрос — по коллекторским компаниям: как они работают, нужны ли они? (коллекторские компании — компании, которые занимаются взыскиванием неотданных вовремя кредитов).

П.А.Гагарин: Если хочешь телевизор сейчас, то за удовольствие надо, как говорится, платить. Почему такая высокая ставка по таким кредитам — до 60%, а иногда даже до 75%? Потому что по группам рискам, такой кредит — это четвертая группа риска, много невозвратов, очень много людей берут кредиты по подложным документам, паспортам. Есть много людей, которые берут кредиты, а потом по каким-то причинам их не возвращают. Величина процентной ставки — это вынужденная мера. Я не считаю, что это делается с целью сорвать большой куш. Это делается с целью обеспечения безопасности своей доходности.

С точки зрения честного заемщика, который берет кредит и собирается его вернуть, получается, что да — телевизор стоит 600 долларов, а заемщик платит за него 2000 долларов. Банки просчитали все возможные ситуации невозврата и поэтому поставили такие кабальные условия. Если говорить о моральной стороне вопроса, то это игра не на равных. Но банкам надо как-то жить… Банки берут деньги за каждую транзакцию, за открытие счета, за его ведение, за предоставление выписок и т.п.

Теперь про коллекторские компании. Раньше их функции выполняли криминальные структуры, бандиты, сейчас эта функция на ком только не лежит. Можно обратить к судебным приставам, можно пойти законным путем. Законным путем идти долго и неэффективно. И в настоящее время коллекторские компании декларируют, что они очень эффективно работают. На мой взгляд, хотя я сам с такой ситуацией не сталкивался, мне рассказывали, что методы работы от бандитских практически не отличаются. Применяется административный ресурс: либо деньги отдадите, либо мы на вас налоговую проверку нашлем и еще какие-нибудь неприятности устроим. Т.е. к методам давления добавились еще и вот такие.

Нужны ли такие компании? Наверное, тот человек, которому вернули деньги с помощью такой компании, скажет, что они нужны. Если говорить о моральной стороне вопроса, то, конечно же, такая ситуация аморальна. Если мы исповедуем христианскую мораль, то никакого насилия быть не должно. Другое дело, что законные пути – малоэффективны. Я бы никогда не обратился к коллекторским компаниям, для себя я принял такую вещь: если я даю деньги взаймы, то мысленно я с этими деньгами прощаюсь.

Вопрос (Банковское обозрение): Будет ли существенно увеличено кредитование малого бизнеса и частного предпринимательства?

П.А. Гагарин: Обрадовать Вас, к сожалению, нечем. Говорить о серьезных подвижках в кредитовании, видимо, не придется. Если будут, то какие-то незначительные — на уровне 10-15% по сравнению с этим годом. Причины этого понятны – не происходит никакой серьезной перестройки. Эта сфера бизнеса не является кредитно-привлекательной для банкиров. Это не нефтяной сектор, не быстрые деньги. Если бы можно было внести какие-то законодательные изменения — например, поставить такое кредитование в один ряд с социальными программами, то можно бы было о чем-то говорить, но серьезно этим пока никто не занимался, и предпосылок к этому, к сожалению, пока не просматривается.

Вопрос (ИА «Альянс-Медиа»): Будут ли в малом бизнесе подвижки?

П.А.Гагарин: Малый бизнес — никогда не являлся и, видимо, не будет являться основой экономики, несмотря на все декларации, создание фондов поддержки малого бизнеса. Поэтому, малый бизнес никому кроме самого себя не интересен. Он не делает погоды ни с точки зрения налогового бюджетирования, ни с точки зрения занятости населения. На мой взгляд, если бы я мог управлять системой развития бизнеса, то за малым бизнесом я бы закрепил идеологическую составляющую, что малый бизнес — это ступенька в крупный бизнес. Если у тебя ничего нет и твой папа не нефтяной магнат и не министр, то ты тоже можешь чего-то добиться, начав заниматься малым бизнесом.

Кроме того, на малом бизнесе лежит ряд реальных хозяйственных функций, которыми не досуг заниматься ни среднему, ни крупному бизнесу. Поэтому, конечно же, малый бизнес надо поддерживать. Все это на словах понимают, но на практике мало кто делает. Мы, когда к нам обращаются представители малого бизнеса за консультациями, даем им советы либо бесплатно, либо со значительной скидкой, т.к. понимаем их положение.

Вопрос («Аргументы и Факты»): Существуют малый, средний, крупный бизнес. У меня всегда возникал вопрос — по какому критерию они так разделяются?

П.А.Гагарин: Прежде всего, бизнес так классифицируется по объему выручки, не по количеству работающих. Моя компания по международным критериям относится к компаниям малого бизнеса, в ней работают 100 человек. Компания, где работают 300 водителей, 500 грузчиков или 200 кладовщиков — она может и будет считаться крупной. Но, если смотреть по выручке, то моя организация, например, входит в 60 крупнейших среди 3,5 тыс. консалтинговых компаний. Я считаю, что надо смотреть от выручки. На мой взгляд большой бизнес это 1 млрд. дол. в год и выше, средний — верхняя планка миллиард, нижняя 10 млн. дол., малый — ниже 10 млн. дол. Налоговики считают по-своему, они считают от норм прибыли, от норм налогообложения, по своим методикам, хотя примерно коррелирует с точки зрения прибыли. Количество сотрудников некорректно в данном случае.

Вопрос (журнал «Национальный Банковский Журнал»: Что Вы думаете о проекте Закона о банкротстве физических лиц? Насколько знаю в Великобритании, в США существуют такие законы.

П.А.Гагарин: Принятие всякого Закона открывает определенное поле злоупотреблений, поскольку у нас и так много дел о лжебанкротах, о подстроенных банкротствах, т.е. много мошенничества, связанного с банкротством. Тоже самое может перейти и в область физических лиц, т.е. эта техническая коррекция, назовем ее так, должна пройти период адаптации, период технической коррекции. Любой Закон должен пережить болезнь мошенничества, «прописаться» в российском законодательном поле.

Естественно такой Закон необходим, поскольку Россия движется к цивилизованному обществу, никуда от этого не деться (как и от ВТО никуда не деться.) Свод Законов в России по своей структуре, по своему образу действий должен соответствовать законам цивилизованного мира, и без этого Закона нам не обойтись, как и без многих других. Но будет период с увеличением количества уголовных, процессуальных дел, связанных с лжебанкротством, получит всплеск после принятия этого Закона, который постепенно сойдет на нет, и Закон начнет приобретать цивилизованную правоприменительную практику. Но на это уйдет несколько лет.

Вопрос (журнал «Банковское Дело»: Как Вы считаете, каким образом ужесточение налоговой политики государства отразится на кредитовании в следующем году?

П.А.Гагарин: Повысятся требования к заемщикам, к их налоговому портрету. Хотя сейчас вроде бы и не рассматривается вопрос о добросовестных и недобросовестных налогоплательщиках, тем не менее, каждый в уме, в том числе банкиры и кредитные комитеты банков, все равно эту градацию имеют и, естественно, с большей охотой будут кредитовать добросовестного налогоплательщика, как более финансово устойчивого клиента. С одной стороны. С другой стороны кредит, как средство отмывания денег, наверное, уже ушло в прошлое. Потому что не секрет, что в прежние годы масса бизнесменов, которые имели чемодан денег под кроватью или на счетах в швейцарских банках, для того, чтобы приобрести на эти деньги приобрести легальную недвижимость или какие-то ценности, отмывали эти деньги через получение кредитов в банках. Сейчас это практически невозможно, т.к. достаточно серьезный контроль и ЦБ, и межрайонных налоговых инспекций, где банки стоят на учете, которые практически эту возможность исключили. С одной стороны кредит это практически белый инструмент, с другой стороны, все больше и больше будут кредитовать белый бизнес.

Вопрос (журнал «Туристический Олимп»): В следующем году ни один туроператор не сможет работать без банковской гарантии. Верно ли, что банковская гарантия является одним из видов кредитования? Как Вы считаете, это будут введены какие-то специальные банковские гарантии или это будет обычная банальная банковская гарантия? Как Вы относитесь к такому инструменту кредитования?

П.А.Гагарин: Да, банковская гарантия относится к услугам кредитной группы. Под нее точно также увеличивается фонд обязательного резервирования в ЦБ, практически также как при выдаче кредита, меняется нормативы. Но видов банковской гарантии не так много, в данном случае речь идет о получении обыкновенной подтверждаемой банковской гарантии. Просто закон касается не банков, а туристического бизнеса. С точки зрения банков увеличится количество клиентов на получение банковской гарантии. Другое дело, что это очень эффективная мера по отсечению всевозможных людей, прорвавшихся в туристический бизнес, но реально не ведущих добросовестно туристическую деятельность, в результате чего мы постоянно видели репортажи о задержанных рейсах, о людях, оставшихся без отелей и т.д. Я, как и все уважаемые туристические компании, надеюсь на то, что получение банковской гарантии является хорошей мерой отсечения недобросовестных туроператоров. Опять же, в силу того, что банки будут очень тщательно проверять туристическую компанию, прежде чем ей выдать банковскую гарантию.

Вопрос (Газета «Бизнес и банки»): Что Вы можете сказать о проекте Закона о банкротстве физлиц и про бюро кредитных историй?

П.А.Гагарин: В проекте Закона о банкротстве физических лиц интересы физических лиц, естественно, превалируют над интересами банка, ведь интересы человека выше интересов коммерческой структуры. Надо смотреть каждый банк в отдельности. Есть банки, у которых финансовая основа это бюджетные средства, у других это депозиты крупных юридических лиц. Банки с финансовой основой в виде депозитов. Декларативная цель бюро кредитных историй была такая, что, зачем нам заниматься незаконным «пробиванием» финансового состояния структур, которые предполагается кредитовать, когда можно обратится в бюро кредитных историй, в официальную структуру. Т.е. у нас все официально, никаких действий вне правового поля по выяснению финансового состояния заемщика не производится. На самом деле, не смотря на официальные запреты или разрешения, которые существуют по обращению в эти бюро, у каждого банка есть служба безопасности, которые используют практически любые методы и информационные источники, законные или незаконные, имеют доступ ко всем открытым и закрытым базам данных. И все, что есть в компьютере серьезной службы безопасности серьезного банка все равно вытащат, не зависимо от имеющихся официальных или неофициальных запретов на использование информации бюро кредитных историй.

Вопрос («Аргументы и факты»): В стране существует более 70-ти бюро кредитных историй. Почему они до сих пор не объединились в одну структуру?

П.А.Гагарин: Думаю, время еще не пришло. Всему свое время. Должна быть какая-то почва для объединения. Видимо, еще нет центростремительной силы, которая помогла бы им объединиться. Возможно, со временем и будет объединение бюро кредитных историй, возможно, будет создана какая-то общественная организация по типу существующих профессиональных объединений, союзов.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest