115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Мимо баланса

04.09.2013
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Гагарин Павел Александрович
Председатель совета директоров
Интервью Павла Гагарина в газете «КоммерсантЪ (Приложение «Банк»)»

«КоммерсантЪ (Приложение «Банк»)»

По оценке ЦБ, за период 2010-2012 годов 1173 фирмы-однодневки вывели из экономики России незаконным путем более 760 млрд руб. За тот же период обналичен с нарушением налогового законодательства, как минимум, 21 млрд руб. В процессе финансового аудита и аудита налоговых рисков выявляется ряд незаконных схем, которые используют в своей деятельности клиенты аудиторских компаний. От использования подобных схем предостерегает председатель совета директоров АКГ «Градиент Альфа» Павел Гагарин.

— В последнее время банкиры из крупных российских банков все чаще оказываются в эпицентре скандалов, связанных с незаконной банковской деятельностью. Что происходит?

— Могу комментировать это только как внешний аудитор. Мы довольно часто сталкиваемся с последствиями такой деятельности. У некоторых наших клиентов возникают проблемы с налоговыми органами: им грозит доначисление на солидную сумму и даже угроза возбуждения уголовного дела, связанного с неуплатой налогов или сокрытием объектов налогообложения. Мы считаем, что проблемы создают компании—посредники финансовых услуг, которые за определенное вознаграждение предлагают обналичить деньги, легализовать черный нал, помочь вывести капитал за рубеж. Интересно, что, как правило, такие структуры существуют при банках. Формально доказать это трудно, но неформальные связи налицо. В конфиденциальных беседах это признают и сами банкиры. Когда мы их спрашиваем: «Зачем вы подставляете наших клиентов?», они отвечают: «Рынок кредитования сейчас не приносит высоких доходов — на чем-то ведь надо зарабатывать».

— Какие схемы наиболее популярны?

— Большое распространение сегодня получила схема по трансформации черного нала в белый безнал. Представим себе, что откуда-то берутся наличные деньги (предположим, собираются на рынках), они поступают в банковское хранилище, банк их незаконно обезналичивает, после чего они могут поступать на счета его клиентов в виде кредита, займа, оборотных средств. Этими деньгами клиент банка может в любое время воспользоваться, но финансовая операция проходит мимо баланса.

— Насколько распространена сегодня эта «болезнь»?

— Такая структура может существовать при многих банках. Некоторые очень крупные кредитные учреждения специализируются на обналичке. Практически не занимаются ею маленькие карманные банки и банки, созданные иностранными учредителями. Первые используются группой собственников как кошелек и не стремятся получить прибыль на рынке. А вторым сразу по рукам ударят зарубежные материнские банки, которые зорко следят за подобными вольностями. На Западе другой менталитет — там банкиры незаконной деятельностью не занимаются.

— Как вы считаете, знают ли собственники банков о существовании подобных фальшивых «филиалов»?

— Допускаю, что руководство и ключевые акционеры крупных банков в этой деятельности не участвуют и могут о ней не знать, так как дорожат своим бизнесом и репутацией. Скорее всего, свои карманы набивает средний менеджмент.

— По каким признакам аудиторы выявляют псевдосделки?

— Опытному аудитору сделать это несложно. Существует ряд методик, выявляющих соответствующие признаки, финансовые и юридические показатели. Подобными методами пользуются и налоговики при проведении проверок. Вот недавно мы определяли уровень налоговых рисков у нашего клиента и сразу обнаружили подозрительных контрагентов: компании поставляли разные товары и услуги, но имели счета в одном небольшом частном банке.

— Что это означает?

— Оказалось, что именно этот банк навязал нашему клиенту пакет незаконных услуг, а все компании-поставщики числились в реестре компаний-однодневок. Разумеется, этот «след» заинтересует и налоговиков. Или недавно во время аудита предприятия мы выявили «странный» факт: в накладной значатся адреса и контакты разных компаний, но у всех указан один и тот же номер контактного телефона. Скорее всего, одна группа получала от клиента деньги за товары или услуги, а затем по своим каналам обналичивала средства или переводила их за рубеж. В подтверждение сделок предоставлялся набор подложных документов.

— Как аудиторы реагируют на такие финты клиентов?

— Если мы в ходе проверок выявляем в действиях клиента признаки преступлений, предусмотренных статьями УК РФ 198 («Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица»), 199 («Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации»), 174 («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем»), то вправе отказаться от аудиторского заключения.

— Куда дрейфует рынок «околобанковских» услуг?

— Государство активно борется с отмыванием, и в этом достигнуты определенные успехи: ликвидирован ряд преступных сообществ, занимавшихся такой деятельностью. Но этих мер недостаточно. Мы считаем, что необходимо создавать благоприятные налоговые и юридические условия для нормальной работы предприятий. В начале 2000-х годов благодаря принятым мерам активность финансовых мошенников в России неуклонно снижалась. Росло число добросовестных компаний. По моим оценкам, в период с 2000 по 2008 год количество незаконных банковских услуг уменьшилось в два с половиной раза. Однако во время мирового кризиса многие бизнесмены начали экономить на налогах. Снова выросла потребность в структурах, которые такие услуги предоставляют. Вдобавок в то время умер рынок межбанковского кредитования. Ликвидность банковской системы пошла вниз, банкам надо было выживать и на чем-то зарабатывать. Возле банков сразу появились посредники, которые предлагали подобные схемы. После 2011 года мы зафиксировали новый всплеск налоговых рисков. По нашим оценкам, это было связано с реализацией отложенного инвестиционного спроса. Те, кто в 2009, 2010 годах экономил, в 2011-м увеличил торговый и финансовый оборот. Однако в 2012 и 2013 годах налоговые риски пошли вниз. Правительство РФ взяло курс на деофшоризацию, на ужесточение налоговых санкций. Разрабатывается национальный план борьбы с отмыванием. После летнего вала годовых проверок по 2012 году можно сказать, что на 20-25% налоговые риски снижаются. Бизнес опять перестает пользоваться подобными «неформальными» услугами банков.

— Как собственники банка могут проконтролировать менеджеров, которые стали сообщниками мошенников?

— Конечно, в банке должна быть квалифицированная служба безопасности, которая в состоянии все эти вещи контролировать. Во-вторых, должен насторожить резкий рост денежных оборотов по корреспондентскому счету банка без прихода в банк новых системообразующих клиентов. Это может указывать на то, что в банке появилась группа профессиональных отмывателей денег, которые и привели криминальный оборот. В таком случае кредитное учреждение подвергается прямой опасности, ведь возможные проверки и санкции ЦБ и МВД могут спровоцировать панику среди клиентов (единовременный вывод из банка больших сумм) и потерю текущей ликвидности. К сожалению, сейчас в России в большинстве случаев такие вещи осуществляются сознательно. Если в банке создан рай для мошенников, значит, кто-то из топ-менеджеров в доле. Когда мы у своих клиентов выявляем высокий уровень налоговых рисков, то всегда советуем: «Выясните, чем занимаются ваши банкиры». Наши клиенты приходят и говорят: «Мы сходили, нам объяснили: ничего не бойтесь, у нас все схвачено, работайте». А потом, когда возникают уголовные дела, блокируются счета предприятия, начисляются солидные налоговые недоимки, оказывается, что схвачено не все. Просто красивыми словами пытались удержать крупного клиента.

— Получается, что порой некоторые банкиры сами подталкивают бизнесменов на нарушение закона?

— Получается по-разному. Кому-то посредника посоветовал знакомый банкир, кому-то — учредитель компании. Но иногда бывает и так: финансовый директор имеет в банке счет компании, зарплатный проект, приходит за кредитом, а ему говорят: «Хотите льготную ставку по займу — берете еще и «широкий пакет неформальных банковских услуг»». Порой некоторые предприятия обслуживаются и получают кредиты в одном банке, а «неформальные банковские услуги» — в другом. «Банковские кружки» по-прежнему живы. Помню, для клиента мы готовили пакет документов для большого инвестиционного кредита в трех разных банках. В какой-то момент выяснилось, что все они оказались одной банковской группой, которую контролируют одни и те же владельцы. Просто собственники были «развязаны» через офшорные компании.

— Какие еще незаконные услуги предлагают сегодня бизнесменам банкиры?

— Несколько раз мы сталкивались с тем, что банк становится инструментом в руках рейдеров. Нередко у заемщика отнимают имущество по такой схеме: компания получает в банке кредит под залог. И в этом случае задача банкира — сделать так, чтобы клиент не смог вовремя погасить кредит. Так, в кредитном договоре может оказаться ряд «юридических бомб». Например, хитрый пункт о том, что штрафные санкции могут начаться за неподдержание определенного оборота по расчетному счету. Порой о наступлении штрафных санкций заемщика намеренно не информируют. Тонкость здесь такая: штраф добавляется к телу кредита, и расчетная база по процентам становится больше. И предприятие автоматически недоплачивает. Ввиду недоплаты процентов возникают проценты на недоплаченные проценты. Наступает залоговый случай, когда критическая масса превышает определенный порог, прописанный в кредитном договоре. Второй популярный способ отъема имущества — когда банк в качестве дополнительных гарантий требует введения в состав правления предприятий своих людей. Обычно на должность заместителя финансового директора или финансового директора. Если человек, связанный с банком и рейдером, получает в свои руки финансовую систему управления бизнесом, то очень скоро бизнес или его значительная доля оказывается в чужих руках.

— Как часто вы встречались с попытками банкиров отнять бизнес клиента?

— Кабальные условия пытаются ввести в договор многие банки, поскольку они вынуждены страховать свои риски. Но реальным отъемом бизнеса занимаются, по моим оценкам, не более 3-5%. Хотя среди них есть и очень крупные банки.

— Что бы вы посоветовали предпринимателям?

— Лучше всего иметь грамотного консультанта, который может просчитать финансовые и юридические последствия всей базы договоров в совокупности (ведение и обслуживание счета, кредиты, залог и т. д.). Во-вторых, бизнесмен-заемщик должен понимать стратегию банкиров: банк зарабатывает на своих услугах либо является инструментом в чьих-либо руках (рейдеров, отмывателей и т. д.). Многие банки сами незаконной деятельностью не занимаются, а «передают» эту миссию дочерним предприятиям, например инвестиционным или лизинговым компаниям. Косвенными признаками подобной опасности могут быть заниженные по сравнению с рынком процентные ставки по кредитам, отсутствие комиссии за платежи и инкассацию и многие другие.

— В каких регионах наиболее активны финансовые мошенники?

— Там, где есть деньги. В Москве и некоторых экономически активных регионах процветает «серый» импорт — бизнес по занижению таможенных ставок за ввозимые в Россию товары. Участникам таких схем нужно через банки провести часть денег. Обычно в этих случаях экспортером юридически является офшор с низким налогообложением. В регионах с небольшой деловой активностью мошенникам трудно. Не забывайте, что четыре пятых всех российских банков имеют штаб-квартиры в Москве.

— Какие меры, на ваш взгляд, могут остановить вал нарушений?

—- Я считаю, что ЦБ уже и так настолько зарегулировал банковскую систему, что вздохнуть невозможно. На мой взгляд, нужно снижать необоснованное налоговое давление на бизнес. Возможно, нам следует взять на вооружение опыт Швейцарии и Австрии. В этих альпийских странах широко развит институт налоговых адвокатов, которые ведут торг и заключают соглашение с налоговиками. Когда предприятие представляет в налоговый орган годовой отчет, его надо защищать: подтверждать соответствующими документами. Эта защита и является налоговой проверкой. Реальная выездная налоговая проверка в Европе, да и в США, воспринимается как нечто из ряда вон выходящее. А у нас это, к сожалению, неотъемлемый атрибут ведения бизнеса. Поэтому наше аудиторское сообщество, участвуя в законодательных разработках и предлагая массу конструктивных налоговых решений, ратует за улучшение налогового и инвестиционного климата в России цивилизованными методами.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest