115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Прокутить за 19 дней

02.11.2015
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Цветков Виталий Витальевич
Руководитель информационно-аналитического отдела
Комментарий Виталия Цветкова в журнале «Компания»

«Компания»

Есть миллион способов быстро потерять значительную сумму денег: можно пойти в казино или одолжить друзьям на «мегапроект, который точно принесет хорошую прибыль». Но самый надежный – доверить бизнес или распоряжение капиталом своим детям.

По статистике девять из десяти наследников крупных капиталов растрачивают все упавшие с неба деньги в первые три года после получения доступа к счетам. И дело здесь вовсе не в известной пословице, что якобы природа на детях отдыхает, а в том, что новоявленные миллионеры не умеют распоряжаться большими деньгами и не знают, с каким трудом заработали их родители первый миллион.

Был такой американский фильм, в котором на вполне заурядного бейсболиста, игравшего в третьей лиге, неожиданно свалилось наследство в $300 млн. от недавно умершего дяди, которого он почти не знал. Однако последней волей родственника, прежде чем наследник получит деньги, было требование потратить за месяц 10% всего состояния, то есть $30 млн. Но так, чтобы к окончанию отведенного срока у наследника не осталось ни одного доллара и никакого приобретенного на эти деньги имущества. Причем на азартные игры и благотворительность можно было потратить незначительную сумму. Простая на первый взгляд задача оказалась крайне сложной: купленный наследником айсберг, который он доставил из Антарктики в США и рассчитывал, что ледяная глыба по дороге просто растает, принес ему прибыль за счет бешеного спроса на экологически чистую воду. Инвестиции в акции никому не известных компаний и игра на тотализаторе также лишь приумножили капитал. Но это голливудская история, а в жизни, как правило, все бывает наоборот.

Согласно данным американской консалтинговой компании Williams Group, которая исследовала истории династий с состоянием более $3 млн., наследники богачей спускают накопленные родителями капиталы – внимание! – за 19 дней. Отпрыски американских богачей, как правило, сначала покупают дорогие авто, а затем устраивают роскошные вечеринки для всех друзей и знакомых. В итоге состояние в несколько миллионов долларов удается спустить буквально за считанные дни. Эта же консалтинговая компания провела опрос среди богачей: как оказалось, две трети из них не верят в способности своих детей сохранить наследство. В прошлом году один из богатейших британских музыкантов – Стинг – открыто заявил, что решил оставить своих детей без наследства. В интервью изданию Mirror он признался, что хочет, чтобы они зарабатывали на жизнь сами. При этом западные толстосумы, которые сомневаются в способностях своих детей грамотно распоряжаться семейными капиталами, все чаще прибегают к помощи специальных компаний, так называемых семейных офисов (family office).

Бессмертный Дункан Рокфеллер

Как это часто бывает, западный опыт в Россию нельзя перенести, как под копирку: мы по менталитету и отношению к деньгам похожи на жителей Ближнего и Дальнего Востока, считает сооснователь NICA Multi Family Office Кирилл Николаев. У нас не принято говорить о деньгах, источниках происхождения капиталов, тем более, что многие сколотили первоначальное состояние в «смутные девяностые». Такое же табу – тема смерти главы семейного клана. До момента потери кормильца в кругу семьи не принято обсуждать, как и кто будет распоряжаться его капиталами и бизнесом. Более того, домочадцы зачастую даже не знают обо всех активах, счетах и недвижимости, которая принадлежит главе семьи. Именно поэтому в случае его внезапной кончины часть капиталов может быть безвозвратно утеряна. Такой случай недавно произошел в семье предпринимателя из Подмосковья, который в достаточно молодом возрасте скончался от инсульта. Его жена только через год после этого случайно узнала, что супругу, помимо нескольких объектов коммерческой недвижимости стоимостью не более $1 млн, принадлежат достаточно крупное предприятие в другом регионе и несколько участков земли, а его бизнес-партнеры брали в долг крупные суммы денег. Но к моменту, когда это все вскрылось, бывшие партнеры ее мужа успешно поделили бизнес между собой. Но это еще не самый вопиющий случай, Кирилл Николаев вспоминает историю, когда жена одного достаточно крупного предпринимателя после его кончины даже вынуждена была выехать из их квартиры, которая оказалась зарегистрированной на офшорную компанию, деньги со счетов в иностранных банках также получить не удалось, так как она не знала, где именно те размещены и на кого оформлены. В итоге, чтобы прокормить себя и своих детей, женщина вынуждена была пойти работать обычной секретаршей, хотя состояние ее мужа оценивалось в несколько сотен миллионов долларов. Представить подобное за рубежом практически невозможно, так как там принято заранее все планировать, в том числе и наступление форс-мажорных обстоятельств. «По большому счету бизнес семейных офисов востребован везде, где закончился период первоначального накопления и появилось хотя бы одно обеспеченное поколение. Устойчивое владение капиталом в течение 10–15 лет способно превратить любого нечесаного «селфмейдмена» в ухоженного (зачастую благодаря новой, более соответствующей достигнутому уровню второй половине) и умного капиталиста, – говорит президент и СЕО Anderida Financial Group Алексей Тараповский. – А далее, что бы ни было для нас отправной точкой – очередной экономический кризис, желание отдохнуть от дел, пример друзей или иностранных партнеров или просто прочтение пары умных книг по теме, – начинаются поиски грамотных специалистов по ведению финансовых дел».

Еще одной особенностью российской бизнес-элиты является то, что состоятельные люди не умеют распоряжаться своими деньгами. Допустим, предприниматель когда-то в 1990‑е создал компанию, которой успешно руководил все последние годы. Но в один прекрасный момент ему поступило предложение о продаже бизнеса, от которого «нельзя было отказаться». Он получил крупную сумму денег, с которой нужно что-то делать. Как иронизирует Кирилл Николаев: отсутствие денег – это проблема, а наличие больших денег – это очень большая проблема. Их нужно если не приумножить, то хотя бы сохранить. Часть средств можно распределить между вкладами в разных банках, часть потратить на покупку какого-нибудь более мелкого бизнеса, часть вложить в недвижимость. Собственно, на этом и заканчиваются точки применения капитала. При этом если бизнесмен последние 25 лет занимался, допустим, продажей стирального порошка, то инвестиции в недвижимость для него – темный лес. А тут еще появляются разного рода советчики из числа друзей семьи, которые предлагают «гениальные бизнес-проекты с сумасшедшей рентабельностью». В итоге у таких отошедших от дел предпринимателей возникает риск потери капитала не меньший, чем у их нерадивых отпрысков, на которых деньги падают с неба в виде наследства. Кирилл Николаев в этой связи приводит еще один пример: бывший высокопоставленный чиновник после выхода на заслуженный отдых искал, куда можно было бы вложить свободные средства. Одна компания предложила ему «беспроигрышный» проект покупки небольшого нефтеперерабатывающего завода за смехотворную для этого бизнеса сумму – до $10 млн. Следуя рекомендациям консультантов, он инвестировал в предприятие деньги, а на поверку оказалось, что бизнес не только был убыточен, но и стоил не дороже $2 млн. Но получить свои деньги обратно пенсионеру не удалось – с юридической точки зрения все было обставлено очень грамотно.

«Семейный советчик»

Идея создать компанию, которая бы взяла на себя функции семейного офиса для состоятельных россиян, живущих по всему миру, родилась у Кирилла Николаева, когда он реализовывал свой предыдущий бизнес-проект под названием N Capital. Эта компания специализировалась на услугах по покупке и продаже бизнеса стоимостью от $10 млн. NICA Multi Family Office стала ее логическим продолжением. Ведь продав бизнес, выдохнув, предприниматель считает, что вся нервотрепка и злоключения, которые сопровождают ведение собственного дела, уже позади. Теперь он может отправиться в кругосветное путешествие, взобраться на Эверест, опуститься в Марианскую впадину. Или просто лежать на песке какого-нибудь необитаемого острова в Карибском море, попивая коктейль из скорлупы кокоса. Но реальность оказывается куда более прозаичной, и его проблемы с избавлением от бизнеса только начинаются. Как обеспечить стабильный доход, не проедая полученные средства? Как заставить их работать, но при этом не ввязываться в очередную бизнес-авантюру?

Да и вообще: стоит ли покупать домик где-нибудь в Майами и переезжать туда жить, или имеет смысл ограничиться квартирой в Испании? Кирилл Николаев приводит пример, когда один такой состоятельный в прошлом предприниматель решил заняться инвестированием в американскую недвижимость. Не посоветовавшись не то что с родными, но даже не пригласив на сделку юриста, он приобрел несколько квартир в одном из курортных городов штата Флорида. Было это до начала нынешнего кризиса, и он решил взять недвижимость в рассрочку, чтобы не сильно обременять семейный бюджет. Но после скачка курса доллара, оказалось, что доходы бизнесмена, номинированные в рублях, стали меньше, чем сумма ежемесячного платежа по договору. Кроме того, в документах было указано, что если он просрочит хотя бы один платеж более чем на три дня, то квартиры автоматически выставляются на аукцион, после которого бывшему владельцу возвращается лишь около 15% вырученной суммы. При этом абсолютно не важно, сколько он оставался должен по рассрочке – $100 000 или всего один доллар. Чтобы предотвратить подобные непредвиденные удары по бюджету, которые могут привести к потере семейного капитала, компания NICA Multi Family Office предлагает услуги по планированию бюджета и контролю над расходами. Эта услуга доступна тем, у кого размер свободных средств превышает $10 млн. У компании Кирилла Николаева клиентов не так много, всего менее двух десятков, но он управляет средствами на сумму порядка $200 млн. Точнее, «управляет» – слово не совсем верное: изначально в договоре прописывается, что NICA Multi Family Office не имеет доступа к деньгам и не может их инвестировать. Компания не дает советов, куда вложить деньги, а лишь рекомендует, куда не стоит вкладывать и какие риски несет та или иная сделка, а также осуществляет ее юридическое и иное сопровождение, а еще планирует семейный бюджет. Это своего рода домашний консультант по финансам для состоятельных клиентов. Компания за свои услуги взимает комиссию – в среднем 1,5% от капитала, который находится в зоне внимания семейного офиса. Все эти услуги очень похожи на весьма распространенный сервис private banking. С одним, но весьма значимым отличием: сотрудники банка так или иначе навязывают банковские услуги, они в первую очередь работают в интересах банка, а компания Кирилла Николаева, по его собственному утверждению, – в интересах клиентов. «Каждый клиент сам выбирает степень делегирования финансовых вопросов стороннему консультанту, и где-то мы решаем лишь ограниченный ряд задач (условно: инвестирование определенной суммы с заданными параметрами). Но в основном это все же формирование семейной стратегии на годы вперед и работа по многим направлениям, включая обеспечение наследования в случае ухода из жизни главы клана, вопросы юридической защиты собственности при судебном преследовании или разводе, решение налоговых задач, вопросов второго гражданства и пр., – рассуждает Алексей Тараповский. – Задача настоящего семейного офиса – профессионально решать для обеспеченной семьи все юридические, налоговые и финансовые вопросы, которые важны для нее сейчас или возникнут в будущем, во время работы с ней на протяжении поколений. Ни один банк никогда не будет на это способен».

Рубен Варданян на «сарафанном радио»

«В настоящее время как раз в России назревает потребность в family office, так как подрастает и входит в бизнес-среду поколение детей предпринимателей 1990‑х, в целях защиты и финансового развития семейного бизнеса при включении в него следующего поколения, – говорит генеральный директор ООО «Первая консалтинго-инвестиционная компания» (ПКИК) Владислав Земляной. – Кроме того, переориентация рынка только с природных ресурсов на сферы информационных технологий, фармакологию, медийный бизнес и т. д. требует значительных временных затрат и специальных знаний для надлежащего структурирования и повышения доходности. Экономическая обстановка заставляет диверсифицировать активы по нескольким банкам, а иногда и юрисдикциям». Специализированные порталы предлагают услуги семейных офисов более чем 20 российских компаний, а также компаний, находящихся, например, в Швейцарии, но работающих с российскими клиентами. «Если говорить о стратегии multi family office на российском рынке, то надо понимать, что данный вид услуг у нас находится на стадии зарождения, причем в этой стадии находятся как компании – поставщики услуги, так и их клиенты. Создание капитала и династий – процесс небыстрый. Family (multi family) offices на Западе создавались под так называемые старые деньги, принадлежащие семьям, имеющим давние традиции управления капиталом, и их главной задачей, как правило, являются инвестиционные стратегии, направленные на приумножение этого капитала и его оптимальное применение, для чего могут использоваться как традиционные, так и альтернативные инвестиции», – говорит вице-президент, директор по развитию голландской инвестиционной компании Schildershoven Finance B. V. Евгений Филатов. По его словам, сейчас вполне можно говорить, что наступил момент, когда российские предприниматели начали задумываться о преемственности бизнеса в семейной перспективе. Отсюда вытекает российская специфика NICA и компании Рубена Варданяна Phoenix Advisors – они занимаются главным образом юридическими и бухгалтерскими вопросами (ведение наследственных дел, составление карты капитала), не задействуя инвестиционные стратегии в той степени, какая свойственная западным коллегам.

Руководитель информационно-аналитического отдела АКГ «Градиент Альфа» Виталий Цветков не во всем согласен с предыдущими спикерами: он считает, что семейный офис – пока не столь востребованное в России направление. Во‑первых, потому что это бизнес с небольшой добавленной стоимостью, а «рентабельность по-русски» ниже 30% не бывает. Во‑вторых, – из-за недоверия представителей российского бизнеса к подобным структурам и непонимания целесообразности сотрудничества с ними. «Кто лучше меня может спланировать мой семейный бюджет, позаботится о детях и родителях и подберет домашний персонал?» – совершенно искренне задается вопросом российский бизнесмен средней и даже крупной руки. Отдать на сторону он готов в лучшем случае управление активами и капиталами и налоговое планирование. Но это в большей степени услуги аудиторско-консалтинговых и инвестиционных компаний, чем семейных офисов, в том понимании, какое вкладывается в этот термин на Западе. «Наш человек до этого пока не созрел. Афишировать свое состояние у нас не принято, пускать в свой узкий семейный круг посторонних никто не хочет. Если это, конечно, не крайняя необходимость и не безвыходная для чиновника, генерала или топ-менеджера госкомпании ситуация, из которой, как известно, есть три выхода – Шереметьево, Домодедово и Внуково», – иронизирует Виталий Цветков. По его словам, пока нуждающихся в большом пакете услуг семейного офиса немного, их число измеряется несколькими десятками. Доверить самое сокровенное и «нажитое непосильным трудом» эти почтенные люди готовы только тому, кого хорошо знают лично и кому доверяют больше, чем самому себе. А таких людей еще меньше. Их вообще можно пересчитать по пальцам одной руки. Рубен Варданян – самый известный из их числа, с ним дружат и ему доверяют бывшие и нынешние топы крупнейших госкомпаний и госбанков, официальные и подпольные миллиардеры-бизнемены. Пока семейные офисы в России – это, скорее, нишевой продукт, куда нельзя привлечь клиентов широкомасштабной рекламой. Хороших «семейных советчиков» находят через знакомых, основываясь на информации, передаваемой по «сарафанному радио».

Алексей Лещенко, председатель совета директоров ГК «Модус»:

«Я бы не стал пользоваться подобной услугой. Дело не только в нестабильной экономике, но и в российском менталитете. У нас нет многовековых семейных капиталов с многолетней и успешной историей доверительного управления финансами, как Европе. Русский бизнесмен, сам заработавший свой капитал, не готов пустить посторонних распоряжаться финансами в условиях кризиса. Дополнительные опции, такие как premium banking, при качественном его исполнении, давно стали составляющей жизни успешного человека. В этом сегменте вряд ли что изменится, он был и будет востребован. Но обычно речь все же идет о банке, где хранятся активы, а не о сторонней компании».

Егор Клопенко, директор Event Management Group:

«В России немного другая структура частных капиталов и культура сервиса. Family office в их классическом виде имеют здесь мало шансов на успех. Хотя многие частные банки оказывают своим VIP-клиентам услуги достаточно широкого спектра, что может быть приближено к понятию «семейный офис». Еще существует большое количество управляющих и инвестиционных компаний, которые предоставляют VIP-клиентам дополнительные сервисы. Также многие состоятельные люди создают вокруг себя определенный круг доверенных лиц, которые занимаются управлением капиталом и делами, однако это тоже неполноценный family office в обычном его понимании. Я думаю, что в России все это представлено на данный момент именно в том виде, в котором это нужно здесь и может прижиться. Так, я готов доверить частично свои средства в управление инвестиционным компаниям и частным банкам и с удовольствием пользуюсь их дополнительными сервисами, но поставить себя полностью в зависимость от какой-то узкой группы людей было бы крайне рискованно и утопично».

Сергей Огороднов, председатель совета директоров компании Voltaware:

«Family office обеспечивает полную поддержку клиентов – от управления бюджетом до решения бытовых вопросов вроде содержания яхты или развлечения друзей на вечеринке. За рубежом такие компании помогают нескольким поколениям семьи распоряжаться своим богатством. Но в России ситуация обстоит немного иначе. Российским миллионерам приходится создавать собственные семейные офисы – в том или ином виде они есть у большинства участников списка богатейших бизнесменов Forbes, чье совокупное состояние превышает $250 млрд., но многие из этих людей плохо представляют себе, как на самом деле family office должен выглядеть и работать. В России потенциальные клиенты таких компаний предпочитают привлекать для управления своими активами родственников либо людей, которых они давно знают, и никак иначе. Никто из здравомыслящих людей не будет доверять вести свои семейные дела неизвестным российским компаниям из-за опасений, связанных с безопасностью и защитой личной информации. В основном все российские миллионеры пользуются услугами швейцарских управляющих компаний, потому что у них есть как минимум 200–300 лет опыта оказания подобных услуг, и они не просто гарантируют, но и реально обеспечивают конфиденциальность клиентов. Как правило, наши состоятельные соотечественники не пользуются подобными услугами и самостоятельно занимаются управлением семейным бюджетом».

Алексей Тузов, первый вице-президент ГК «Автоспеццентр»:

«Лично я не готов воспользоваться услугами family office, тем более, если речь идет о российской компании. В США и Европе история сервиса предоставления услуг по управлению семейными активами развивается уже несколько веков. Однако в России подобные компании только начинают появляться на рынке, и доверия к ним у наших соотечественников нет. Тут дело и в менталитете российских бизнесменов, и в общей нестабильной экономической ситуации в стране. Сейчас крупнейшие банки в один день объявляют себя банкротом, не выплачивая своим клиентам ни копейки, что уж говорить о том, чтобы доверить управление собственным активами непонятным сторонним компаниям или частным лицам. В нашей стране этот сервис появился относительно недавно, и опыта предоставления услуг у консультантов может быть недостаточно для безошибочного ведения бюджета. Если ты сам неправильно вложил деньги, то винить потом будешь только себя, а кто понесет ответственность в случае убыточных инвестиций, реализованных family office, непонятно».

Максим Логвинов

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest