115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Блог

«Пропал поставщик – жди банкротства»

07.06.2006
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Павел Гагарин – Журнал «Расчёт», №6 июнь 2006 г. Фирма-поставщик, которой вы должны заплатить по договору, закрылась, обанкротилась либо просто поменяла местоположение и обслуживающий банк. И судя по всему, вообще забыла о вашем долге. Не спешите радоваться.


Журнал «Расчёт», №6 июнь 2006 г.

Фирма-поставщик, которой вы должны заплатить по договору, закрылась, обанкротилась либо просто поменяла местоположение и обслуживающий банк. И судя по всему, вообще забыла о вашем долге. Не спешите радоваться. Возможно, это первый признак того, что кто-то хочет прибрать вашу компанию к рукам. Историю одного такого захвата нам рассказал рейдер со стажем, сотрудник фирмы, которая, прикрываясь консалтингом, оказывает услуги по захвату предприятий.

Разведка

Заказ нам поступил от региональ­ной кондитерской фабрики. Они приглядели для себя торговое пред­приятие, которое владело кондитер­ским магазином в центре города. Этот магазин пользовался популяр­ностью еще с советских времен. Там всегда были свежайшая выпеч­ка, вкуснейшие торты, пирожные и конфеты. Хозяева магазина могли себе позволить выбирать, чью про­дукцию и в каких объемах они бу­дут у себя продавать.

Кондитерской фабрике никак не удавалось договориться о поставках товара в нужном объеме, так как же­лающих было много и конкуренция весьма солидная. Поэтому кондите­ры решили, что гораздо удобнее будет самим владеть выгодным по­мещением. Менеджмент фабрики здраво рассудил, что собственный популярный кондитерский магазин в центре города существенно поспо­собствует продвижению продукции. Тем более что фабрика как раз гото­вилась к выпуску нового вида про­дукта премиум-класса «Шоколадная скульптура» — разнообразных фи­гурок из шоколада.

Для того чтобы собрать сведе­ния о финансовом состоянии мага­зина, мы инициировали налоговую проверку (четыре тысячи дол­ларов). Проверяющие запросили у бухгалтера все необходимые нам документы. Из них нам стало по­нятно, что собственные средства фирмы — это только интересую­щее нас помещение и торговое оборудование, которое в нем находится. Никаких других активов (де­нег на счетах или ценных бумаг) у фирмы не было.

Ловля на приманку

Начали мы с того, что купили гото­вую фирму в соседнем крупном го­роде (600 долларов). От имени этой фирмы мы обратились к магазину с весьма выгодным предложением. Наш сотрудник сказал, что «его фа­брика» выпускает шоколадные фи­гурки. Это элитный продукт, кото­рый пользуется большим спросом. И теперь фабрика решила осваи­вать новые рынки сбыта в других городах и регионах. Поэтому он предлагает купить крупную партию товара на очень выгодных услови­ях. Предоплата не требуется, рас­чет после поставки. Если товар не будет продан, фирма заберет оста­ток и вернет деньги.

Менеджера по закупкам заинте­ресовали такие условиям (откат ты­сяча долларов), и наш «диверсант» заключил договор на поставку това­ра. Дальше все пошло как по маслу: отгрузили товар, продали долг за­казчику (кондитерской фабрике) и закрыли фирму.

Но еще перед этим наш сотруд­ник сходил на почту и отправил ма­газину заказное письмо с уведомле­нием о вручении. Фактически в нем были какие-то рекламные листов­ки. А теоретически оно должно бы­ло олицетворять уведомление об уступке поставщиком долга друго­му кредитору и сообщение новых банковских реквизитов.

«Требуем» долг

Спустя три месяца после того, как наступил срок платежа, производи­тели элитных шоколадок и прочих вкусностей явились в суд с иско­вым требованием о взыскании дол­га (п. 2 ст. 7 Закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятель­ности (банкротстве)» — здесь и да­лее ссылки на закон — прим. ред.). Суд, разумеется, выслал в адрес от­ветчика определение о назначении слушаний по иску. Но, к «сожале­нию», у нового кредитора был толь­ко юридический адрес ответчика. А фактически, как это часто у нас бывает, ответчик находился по дру­гому адресу.

Дело в том, что известный мага­зин принадлежал фирме с неизве­стным названием, которую пара бывших партийных функционеров изначально зарегистрировала по «левому» адресу. Сам же магазин они приватизировали только по­том. По адресу регистрации торго­вой фирмы находился небольшой офисный центр. И сотрудница бю­ро пропусков любезно согласилась получать корреспонденцию, на­правляемую интересующему нас адресату, и подписывать почтовые уведомления (300 долларов).

После того как владельцам мага­зина было направлено два письма, судьи решили, что «ответчик был извещен должным образом и на слушания не явился, поэтому дело рассматривается в его отсутствие». Разумеется, судья вынес решение в нашу пользу и через месяц нам был выдан исполнительный лист. Оригинал мы отослали службе су­дебных приставов, а копию вместо торговцев пирожными опять же по­лучила дамочка из бюро пропусков.

Судебный пристав не слишком спешил искать фактическое место нахождения должника (2500 долла­ров). Он терпеливо слал документы в различные инстанции: запрос о счетах должника в налоговую, за­тем инкассовое поручение в банк. В инкассовом поручении он допус­тил ошибку в номере счета, о чем его любезно уведомил банк. Пришлось «бедному» приставу высылать инкас­совое повторно. В общем, пока он вел переписку с различными «органами» и «инстанциями», мы выждали 30 дней и затем пошли в суд с иском о признании бывших коммунистов (а нынешних капиталистов) банкро­тами (п. 2 ст. 7 Закона № 127-ФЗ).

Техника безопасности для бухгалтера

1. Бухгалтеру следует отслеживать состояние кредиторской задолженности. Не надо думать, что раз кредитор не беспокоится о деньгах, которые вы ему должны, то вам-то тем более не стоит забивать этим голову.

2.Если вы подозреваете, что кредитор исчез неспроста, то вы можетеобезопасить себя от его последующих претензий. Воспользуйтесь своимправом внести причитающиеся с вас деньги в депозит нотариуса (ст. 327ГК). Эта процедура предусмотрена, в частности, для случаев, когда кредиторотсутствует «в месте, где обязательство должно быть исполнено», или «уклоняется от принятия исполнения». Если долг внесен в депозит нотариуса,считается, что должник исполнил свои обязательства перед кредитором.

3.Имейте в виду: отсутствие органов управления по месту регистрациифирмы чревато не только штрафом налоговой инспекции за ложные сведения. Этот факт может сыграть на руку рейдерам, и вы будете последними, кто узнает о том, что ваша фирма является ответчиком по делу о банкротстве.

4.Сведения о фирме могут попасть в руки поглотителей не только отподкупленного налогового инспектора. Захватчикам может помочь и банальная халатность или небрежность бухгалтерских работников. Не пренебрегайте правилами хранения финансовых и других хозяйственных документов, печатей и реестра акционеров. Например, известен случай, когдаиз стола главного бухгалтера пропали незаполненные типографские бланки векселей!

5.Если захватчикам удалось, что называется, «зайти на фирму»,то есть протолкнуть своего арбитражного управляющего, то его можно нейтрализовать следующим образом. Допустим, он заключает договоры с консультантами, юристами, аудиторами за неадекватное вознагражде­ние с целью раздуть расходы фирмы. Вам нужно запрашивать расценки других фирм, которые оказывают эти услуги. С этими документами вы можете обратиться в суд с ходатайством о смене арбитражного управляю­щего (ст. 65, 83, 98 Закона № 127-ФЗ).

Подделываем банкротство

Судьи обычно не рассматривают дела о банкротстве в отсутствие «жертвы», поэтому мы любезно со­общили суду адрес фактического нахождения фирмы. Представите­ли ответчика не замедлили явиться. Они заявили, что им не сообщили о передаче долга, и они оплатили то­вар по тем реквизитам, которые ука­заны в договоре с фирмой-постав­щиком. А банк вернул им платеж в связи с закрытием счета получате­ля. В доказательство они предоста­вили платежное поручение и выпис­ку по банковскому счету. В ответ мы представили уведомление о вруче­нии почтового отправления с подпи­сью получателя, которым мы якобы сообщили об уступке долга.

Директор фирмы пытался объяс­нить, что никакого уведомления они не получали, а в письме могло быть что угодно. Также он сказал, что его фирма готова выполнить свои обя­зательства. Судья предложил заклю­чить мировое соглашение.

Если бы у магазина была только задолженность за поставку шоко­ладных фигурок, то, безусловно, наша операция на этом бы и за­кончилась. Потому что суд решил бы, что не усматривает «очевид­ной невозможности исполнения должником своих обязательств» (ст. 9 Закона № 127-ФЗ), и предо­ставил бы должнику время на то, чтобы он вернул свои долги. Но к этому слушанию мы подгото­вились основательно. Представи­тель истца сообщил суду, что к на­стоящему моменту подошел срок погашения векселя на сумму один миллион рублей, который конди­терская фабрика также «переку­пила» у пропавшего без вести по­ставщика шоколадных фигурок (две тысячи долларов — за качест­венную подделку ценной бумаги). Мы даже опротестовали его у нота­риуса (0 долларов, так как нотариус думал, что вексель настоящий).

Кстати, этот вексель принес двойную пользу кондитерам. С его помощью они еще и обналичили миллион рублей. Ведь по «легенде» они купили этот вексель у бывшего «поставщика» магазина (то есть у фирмы-однодневки).

Разумеется, директор торговой фирмы заявил, что никаких вексе­лей они не давали. И отказался его погашать. Но для того, чтобы до­казать, что вексель поддельный, а кондитерская фабрика проявила «грубую неосторожность» при его покупке, владельцам магазина тоже нужно было подавать иск. А пока суд да дело, арбитры вынесли реше­ние о введении наблюдения.

Захват под прикрытием власти

Словосочетание «инициировать проверку» — прочно укрепилось в слова­ре рейдеров, и огромное количество схем недружественного поглощения предприятий начинается с визита в офис налоговиков в паре с силовика­ми. Именно так произошло и на самарском предприятии «Тольяттиазот». Осенью 2005 года на заводе, производящем аммиак, и других структурах предприятия сотрудники следственного комитета МВД совершили обыск и изъяли документы в рамках уголовного дела по факту недоплаты нало­гов в 2001-2003 годах.

«Нас обвинили в занижении цен при экспортных поставках и в неупла­те налогов, — заявил после случившегося пресс-секретарь корпорации «Тольяттиазот» Вадим Пестряков. — Причем компанию до этого прове­ряли налоговые органы, и у них не было никак претензий».

Силовой нажим на компанию продолжается до сих пор. В конце мая этого года в городе прошли акции, посвященные защите ОАО «Тольяттиа­зот» от давления силовых ведомств. Кроме того, горожане активно соби­рают подписи под петициями в адрес Президента Владимира Путина и губернатора Самарской области Константина Титова с призывом при­нять эффективные меры и остановить рейдерские атаки на завод.

По наблюдениям Павла Гагарина, руководителя Группы компаний «Градиент-Альфа», в схемах недружественных поглощений очень часто за­действован оперативный альянс между МВД и ФНС. Ведь и милиция мо­жет прибегать к помощи налоговиков, и налоговики к помощи силовиков. И рядовые исполнители, которые состоят в таких «группировках», могут даже не догадываться о том, что действуют по преступному плану. Они просто выполняют то, что им приказали, с применением тех или иных ка­рающих мер. Рядовой налоговый инспектор сам по себе, конечно, может сделать немного, потому что решение в налоговой инспекции принимает либо руководитель, либо его заместитель. По мнению эксперта, примене­ние таких рычагов, как правоохранительные и налоговые органы при не­дружественных поглощениях, — это результат слабой правовой базы.

Оздоравливаем до победного конца

Владельцы торговой фирмы обрати­лись с ходатайством о введении фи­нансового оздоровления (п. 4 ст. 64 Закона № 127-ФЗ). Таким образом они рассчитывали потянуть время хотя бы до тех пор, пока не закон­чится вексельное разбирательство. К тому же они рассудили, что про­цедура финансового оздоровления поможет им предотвратить наши действия по дальнейшему банкрот­ству фирмы. В любом случае это лучше, чем введение внешнего уп­равления или открытие конкурсного производства (ст. 27 Закона № 127-ФЗ).

Так как у нас имелась дружест­венная СРО (саморегулируемая ор­ганизация арбитражных управля­ющих — прим. ред.), то мы не возражали. Ведь мы тоже понима­ли, что ситуация с векселем рано или поздно прояснится и суд выне­сет решение о том, что магазин не обязан погашать это вексель. По­этому нам необходимо было про­никнуть в торговую фирму, чтобы искусственно «состряпать» реаль­ные долги.

Наш арбитражный управляю­щий развил бурную деятельность по финансовому оздоровлению тор­гового предприятия. Еще в момент введения наблюдения он заказал в консалтинговой фирме (конкрет­но в нашей) анализ финансово-хо­зяйственной деятельности должни­ка (ст. 70 Закона № 127-ФЗ). Это обошлось торговцам в 60 долларов за час работы одного специалиста. А после того как кредитор дал доб­ро на финансовое оздоровление, он посчитал, что необходима аудитор ская проверка — 70 долларов за час работы одного аудитора.

Потом наши ребята организова­ли звонок арбитражному управля­ющему с угрозами. Пришлось на­нимать для него охрану за счет фирмы. А охранные мероприятия нынче дороги — два вооруженных охранника (работали посменно) обошлись в 1200 долларов за одну рабочую неделю. В общем оздоро­вили мы торговцев по полной про­грамме.

Большую лепту в развал пред­приятия внесла и развернутая на­ми PR-компания против одного из основных поставщиков магазина. В местной прессе появились нега­тивные публикации о качестве его продукции. Например, в одной из газет сообщалось, что известный в городе производитель тортов и пирожных использует аромати­заторы, красители, вкусовые до­бавки, загустители, консерванты. Хотя они и разрешены к примене­нию, но содержание этих добавок в России не нормируется, а в боль­ших количествах они очень вред­ны для здоровья. По сведениям другой газеты, в интересующей нас кондитерской продукции во­обще в несколько раз превышена предельно допустимая концентра­ция диоксинов. Это такие яды, ко­торые могут вызвать у человека бесплодие, врожденные патоло­гии, онкологические и системные заболевания — от аллергических реакций до склероза (1500 долла­ров за три публикации). В общем — доходы торговцев снизились, а рас­ходы возросли.

Такая печальная ситуация позво­лила консультантам-аналитикам (то есть нам) сделать вывод о том, что финансовое оздоровление невоз­можно, И арбитражный управляю­щий сказал собственникам торго­вой фирмы, что он вынужден принять решение о признании фирмы банкротом и об открытии конкурсного производства (ст. 88 закона № 127-ФЗ).

Все! Дело сделано. Дальше есть два варианта развития событий. Или покупать обанкротившееся предприятие на торгах, или полю­бовно договариваться с собственни­ками. Наши клиенты смогли дого­вориться с владельцами магазина. И в результате переговоров конди­терской фабрике досталось 9/10 до­лей в торговой фирме.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest