115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Россия: пределы деофшоризации

06.02.2013
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Гагарин Павел Александрович
Председатель совета директоров
Материал по итогам финансового Five O’clock «Инвестиционные и финансовые тренды – 2013» на портале Tpp-inform.ru

«Tpp-inform.ru»

В России не стихают скандалы, связанные с офшорами. Сегодня внимание прессы и следователей приковано к истории о том, как морской порт «Ванино» стал собственностью кипрских офшоров «Седмино Инвестментс Лтд.», «Травине Трейдинг Лтд.» и «Оперн Трейд Лтд.». Первоначально порт был выкуплен у государства ООО «Мечел-Транс» за 15,5 млрд рублей. Но очень быстро он уступил выкупленную у государства долю неизвестным инвесторам, оставив себе всего полтора процента обыкновенных акций порта, который называют восточными воротами Байкало-Амурской магистрали.

Офшор – важный фактор рыночной экономики. Если национальные предприятия начинают открывать филиалы в странах с либеральным налоговым режимом и предпочитают проводить через них сделки, то просвещенному правителю следует задуматься о том, насколько хорош экономический климат в его государстве. Недавнее исследование, проведенное британской исследовательской компанией Tax Justice Network, показало, что с 1990 по 2010 год из России в офшоры было выведено порядка 800 млрд долларов. В среднем за год «уплывало» 40 млрд долларов.

Однако капиталы не только покидают Россию, но и ввозятся в нее в виде инвестиций. При этом список стран, из которых поступают инвестиции, и перечень стран-офшоров сильно совпадают. Это Кипр, Нидерланды, Люксембург, Китай, Великобритания, Германия, Британские Виргинские острова, Ирландия, Япония и Франция. По мнению председателя совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Павла Гагарина, во многом это одни и те же страны, в том числе и с офшорным режимом.

Многие специалисты утверждают, что значительная часть инвестиций в экономику России происходит при активном использовании офшоров. Поступающие из-за рубежа средства – это та же прибыль российских компаний, прежде вывезенная в офшор ради экономии на налогах. Прятать деньги в офшорах заставляет и далекий от идеала режим охраны частной собственности в России. Поэтому если стоит задача борьбы с офшорами, то делать это надо не с помощью закручивания гаек, а ослабляя налоговое и административное давление на бизнес, совершенствуя налоговое администрирование.

Россия уже много лет участвует в международных усилиях, призванных ограничить привлекательность офшоров. Речь идет о повышении прозрачности владения активами, развитии сотрудничества с FATF, а также с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая ведет «серый» список офшоров, в котором значится 41 государство.

После того, как на проблему офшоров обратили внимание международные организации, страны, предлагающие режим «налогового рая», предпочитают вводить более жесткое регулирование. Так, по всему миру идет давление на институт номинальных директоров и бенефициаров. Каймановы острова обещают раскрыть имена всех управляющих и номинальных директоров, Белиз ввел правило о том, чтобы иностранные бенефициары хранили безымянные акции только у регистратора. В США становятся более жесткими банковские правила ведения счетов офшорных компаний.

Россия, столкнувшись в нарастающим оттоком капиталов в тот момент, когда своего утверждения ждут крупные госпрограммы, остро ощутила необходимость развернуть борьбу с офшорами. За короткий период было представлено два проекта – от Академии наук и от рабочей группы под руководством Эльвины Набиуллиной. И если проект РАН предлагает бороться с офшорами путем карательных мер и различных ограничений, то вариант Эльвиры Набиуллиной склоняется к применению рыночных методов. Надо сказать, что свои варианты борьбы с офшорами готовят и силовики.

Однако широкая кампания против использования стран с комфортным налоговым режимом может натолкнуться на тот факт, что через офшорные юрисдикции ведут свои дела крупные компании, являющиеся основой российской экономики. Так, государственная «Роснефть» имеет 11 «дочек» в таких странах, как Кипр, Голландия, Ирландия, Великобритания, Люксембург. За границей размещена часть активов «Ростехнологий». Контрольный пакет АвтоВАЗа находится у компании, зарегистрированной в Нидерландах. Даже наибольший объем деятельности «Газпрома» проходит через компании в странах с более комфортным, чем в России, налогообложением.

В страны с более либеральным налоговым режимом переводят бизнес не только госкомпании, но и частные предпринимательские структуры. Через офшоры работают акционеры «Северстали», «Норникеля», «ЛУКойла» и многих других компаний. По данным Росстата, огромная доля инвестиционных потоков проходит через офшоры и льготные налоговые юрисдикции.

Причина почти у всех одна: неподходящий налоговый режим для операций на фондовом рынке, высокая коррумпированность госструктур, а также слабая защита права собственности. В России велик риск силового захвата бизнеса, причем рейдеры подчас находятся под защитой власти.

Однако пока концепции РАН и Эльвиры Набиуллиной рассматриваются, стартовала имиджевая кампания «Инвестируй в Россию», разработанная Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ). Повышать репутацию страны будут с помощью авторитетных мировых инвестбанков. Первый консультант уже подобран. Им станет Goldman Sachs. Согласно договоренности, подписанной им с Минэкономразвития и РФПИ, стоимость услуг составит 500 тыс. долларов.

Игорь Пономарев

 

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest