115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Шестерка в руках Ирана

17.08.2015
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Цветков Виталий Витальевич
Руководитель информационно-аналитического отдела
Комментарий Виталия Цветкова в журнале «Компания»

«Компания»

Иран и международная шестерка посредников урегулировали разногласия. В ответ на незначительные уступки Тегерана США и ЕС отменяют экономические санкции. Нефтяное эмбарго также уходит в историю. Несмотря на очевидные риски и грядущий шок на энергетическом рынке, Россия поддержала этот шаг. Какую цену заплатит Москва за свое великодушие, выяснял «Ко».

Снимите это немедленно

14 июля сразу после ифтара (вечерний прием пищи во время поста) тысячи жителей Ирана высыпали на улицы городов. Счастливые люди держали в руках национальные флаги и портреты лидеров – президента Хасана Рухани и высшего руководителя республики Али Хаменеи. Люди веселились так сильно, что умудрились выйти за рамки строгих законов, пустившись в пляс. Но стражи порядка и исламской революции были милостивы – Тегеран действительно выиграл. Праздновали все.

Именно в этот день было заключено историческое соглашение. Иран и шестерка посредников – Россия, США, КНР, Великобритания, Франция и Германия – пришли к единому мнению о ядерной программе. Исламская республика сумела убедить международное сообщество в мирных намерениях.

Финальные переговоры длились более 20 месяцев. И в конечном счете бенефициаром оказался именно Тегеран. Он сделал всего два шага назад. Во-первых, согласился понизить уровень обогащения урана до безопасных 3,67% (уран с содержанием изотопа 235 свыше 20% переходит в оружейный разряд). Во-вторых, позволил расширить штат инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) до 150 человек. Они проконтролируют аккуратность исполнения соглашения. Разумеется, зайти на интересующие их объекты в любое время у них не получится – о визитах нужно предупреждать заранее. 

20 июля сделку одобрил Совет безопасности ООН, ранее штамповавший резолюции против Ирана с невиданным энтузиазмом. Республику отправили на 10-летний испытательный срок. Если все это время она будет хорошо себя вести, «ядерное дело» закроют окончательно. При этом с Тегерана снимается целая плеяда экономических санкций. Правда, не немедленно: ограничения устранят сразу после отмашки МАГАТЭ. Главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина Крылова говорит, что санкции останутся в силе как минимум до 15 декабря. К этому сроку инспекторы МАГАТЭ должны отчитаться в том, как Иран исполняет ядерное соглашение. По мнению партнера консалтинговой компании RusEnergy Михаила Крутихина, ограничения могут быть сняты уже в октябре–ноябре.

Иран, в свою очередь, пообещал разорвать договор в случае восстановления санкционного режима. Надо полагать, это такая форма шантажа – угроза пока еще не существующей ядерной дубинкой в обмен на лояльность ЕС и США. 

Обложили по-крупному

С 2006 г. Совбез принял 6 резолюций по Ирану. По времени они совпали с правлением одиозного президента Махмуда Ахмадинежада, который шел по стопам Никиты Сергеевича Хрущева, то есть использовал трибуну ООН как стенд для демонстраций «кузькиной матери». Он яростно критиковал Соединенные Штаты, Европу, Израиль и называл демократические страны не иначе как «паразитами». А в 2010 г. Ахмадинежад добавил к риторическим конструкциям и дела. Он рассказал, что в городе Натанзе получен обогащенный до 20% уран. И санкции посыпались как из рога изобилия.

ООН ввела джентльменский набор ограничений. Организация постановила заблокировать счета компаний и физлиц, причастных к ядерной программе. Под удар, в частности, попали крупные энергетические корпорации Mesbah Energy, Kala-Electric, Farayand Technique. Также был запрещен экспорт атомных технологий и поставки оружия. Махмуд Ахмадинежад окрестил данные резолюции «жалкими бумажками».

Вклад США оказался существеннее. Тегеран и Вашингтон могут похвастаться длительным и тесным «сотрудничеством» на санкционном поле. Американцы накладывали ограничения на исламскую республику несколько раз с 1950-х по самым разным поводам. Сперва поддержали Черчилля после того, как в Иране национализировали «Англо-персидскую нефтяную компанию» (сейчас она называется British Petroleum). Затем отреагировали на Исламскую революцию в 1979 г. Наконец, в 2000-х появился новый предлог – ядерная программа.

С 2007 г. Белый дом шаг за шагом расширял секторальные санкции против финансовой системы Ирана, против энергетики и судоходства. В 2010 г. к США присоединились Канада и Евросоюз. Двумя годами позже страну отключили от системы межбанковских операций SWIFT (этим же пугали Россию в 2014 г.).

За последние 5 лет Вашингтон и Брюссель выдали «черные метки» примерно 200 предприятиям. Причем не только иранским. Ограничения коснулись и международных компаний, сотрудничающих с Тегераном. В частности, немецкой Mines and Metals Engineering, люксембургской Metal & Mineral Trade SARL и сингапурской Petrochemical Commercial Co. По разным оценкам, на счетах исламской республики по всему миру было заморожено около $100 млрд.

Ключевой пункт в колоссальном списке запретов – нефтяное эмбарго. Соединенные Штаты и ЕС отказались покупать «черное золото» в Иране. Было трудно придумать лучший способ давления. Во многом запрет на поставки и вынудил Иран вернуться за стол переговоров и пойти на уступки. И вот теперь исламская республика готовится отвоевать потерянные рынки. «По некоторым неофициальным сообщениям, Иран уже отправил потребителям в Азии первый «несанкционный» танкер», – сообщил «Ко» Михаил Крутихин из RusEnergy.

Третий столп ОПЕК

В тот же день, когда Иран и международная шестерка помирились, представитель National Iranian Oil Company (NIOC; на 100% принадлежит государству) Мохсен Камсари объявил, что компания максимизирует экспорт нефти сразу после снятия санкций и вернет себе долю в Европе. Поставки начнутся после решения МАГАТЭ. Уже 15 июля NIOC сообщила о том, что в 2015 г. она увеличит добычу на всех месторождениях (их около 20).

К слову, NIOC входит в тройку крупнейших нефтегазовых компаний мира по версии Forbes (рейтинг 2013 г.). Первую строчку занимала саудовская Saudi Aramco, вторую – «Газпром». Совокупная добыча NIOC оценивалась в 6,1 млн баррелей нефтяного эквивалента в день. По оценке самой корпорации, ее запасы нефти составляют 156,5 млрд баррелей, газа – 33,8 трлн куб. м. Это одни из самых высоких показателей в мире. В Венесуэле, по информации BP на 2014 г., они достигали 298,3 млрд баррелей и 5,6 трлн куб. м соответственно, в Саудовской Аравии – 267 млрд и 8,2 трлн, в России – 103,2 млрд и 32,6 трлн.

Британская нефтегазовая компания сообщает, что в прошлом году в Иране добывали 3,6 млн баррелей нефти в сутки, за год производство выросло на 2%. 3,6 млн бочек – это больше, чем у Ирака (3,3 млн), Кувейта (3,1 млн) или Венесуэлы (2,7 млн). По объемам извлекаемого «черного золота» Иран занимает третье место в ОПЕК, уступая лишь Саудовской Аравии с 11,5 млн баррелей в день и ОАЭ с 3,7 млн. Большая часть нефти – 55,6%, или 2 млн баррелей в день – уходила на внутренние нужды исламской республики. Остальное шло на экспорт, ведь эмбарго ввел не весь мир.

«Иран не прерывал экспорт нефти в период санкций, а лишь сокращал его», – указывает начальник управления по стратегическим исследованиям в энергетике аналитического центра при правительстве РФ Александр Курдин. В предыдущие годы страна продавала около 2,5–3 млн баррелей в сутки, после эмбарго объем упал до 1,5 млн. Эксперт отмечает, что Тегеран сможет начать поставки довольно быстро, поскольку есть запасы в хранилищах – около 40–50 млн баррелей. «В течение года после снятия санкций иранский экспорт может достичь 2,5 млн баррелей в день», – считает Александр Курдин.

Старший аналитик Vygon Consulting Мария Белова приводит следующие данные: сейчас Иран поставляет около 1,2 млн баррелей нефти в сутки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона и порядка 9 млрд куб. м газа – в Турцию. «До эмбарго объемы экспорта были раза в два выше», – сказала Мария Белова в беседе с «Ко». После снятия ограничений на рынок могут моментально выйти порядка 200 000 баррелей в сутки (за счет уже добытого топлива). «Нарастить экспорт до предсанкционных объемов (+1 млн баррелей) страна сможет в течение 7–9 месяцев», – говорит Мария Белова.

В 2014 г. Ирану удалось выкачать 172,6 млрд куб. м природного газа (+5,2% за год). Государство занимает важное место в списке производителей «голубого топлива»: его опережают только «газовые гиганты» – США (728,3 млрд куб. м) и Россия (578,7 млрд) – а также Катар (177,2 млрд). При этом республика потребляет почти весь добытый газ – 98,6%, или 170,2 млрд куб. м (4-е место на планете по уровню потребления после США, России и Китая).

Из-за санкций Тегеран не мог поставлять около 60% добываемого топлива, сетовал еще в мае министр нефти Бижан Зангане. Он также предупредил, что все страны – экспортеры нефти должны приготовиться к выходу Ирана на сцену.

Сам факт активизации переговоров оказывал сильнейшее влияние на стоимость углеводоров. На лондонской бирже ICE стоимость сентябрьских фьючерсов на эталонную марку Brent в апреле достигала $67,1 за баррель. Именно в апреле стало известно о предварительном соглашении с международной шестеркой. В начале августа Brent торговалась ниже $50. Цена корзины ОПЕК в мае составила $62,2 за баррель – это максимум с ноября 2014 г. И потом также свалилась в пике. Разумеется, виноват не только Иран. Влияет ситуация в Китае, отдаются эхом греческие события, да и коммерческие запасы нефти в США растут. Но Тегеран – важнейшая точка воздействия на котировки. Когда исламская республика вернет себе статус полноценного игрока на рынке, котировки опустятся еще ниже.

«Стоимость нефти уменьшится под давлением иранских поставок и иранского демпинга. Возможно, что новый коридор будет располагаться вокруг отметки 45 долларов за баррель», – прогнозирует Михаил Крутихин. «Для нас стратегически важно договориться с Ираном о ценах на углеводороды, прежде чем он выйдет на мировой рынок и станет сотрудничать с Турцией и Азербайджаном в проекте газопровода в Европу», – поделился мнением директор аналитического департамента инвесткомпании «Golden Hills – Капиталъ АМ» Михаил Крылов. Он предупреждает, что, в противном случае, «черное золото» подешевеет до $30 за баррель, и газ для Европы будет сложно продать дороже $190 за 1000 куб. м.

Аналитик инвесткомпании «Велес капитал» Василий Танурков в свою очередь отмечает, что резкого обвала цен вряд ли стоит ждать. «Но очевидно, что со снятием санкций с Ирана потенциал роста котировок будет ограничен на годы вперед», – констатирует Василий Танурков.

Тегеран раскачает лодку

Иран должен благодарить своего старого врага. Речь, разумеется, идет о США. Слово «враг» вполне уместно: политика Вашингтона никогда не вызывала одобрения в Тегеране. Тем не менее президент Барак Обама проявил поразительную волю к компромиссу. Вероятно, в последний год правления он хочет оправдать свою Нобелевскую премию мира и войти в историю как человек, разрубивший гордиев узел на Ближнем Востоке. Но одним только тщеславием объяснить его поведение трудно.

Обама готов даже к ссоре с Конгрессом. Соглашение с Ираном не нуждается в ратификации американского парламента. Однако законодатели вполне могут торпедировать его, сохранив санкции США или введя новые. А это означает автоматический выход Тегерана из сделки и возобновление обогащения урана. Республиканцы заняли жесткую позицию. Кандидат в президенты от «слонов» Джеб Буш уже назвал договор «дефектным». По его мнению, документ узаконивает ядерный потенциал Ирана. Тем не менее Обама пообещал блокировать любое решение Конгресса, грозящее шаткому равновесию.

Вполне вероятно, что Белый дом, одной рукой снимая санкции с исламской республики, другой расширяет их против РФ. В начале 2015 г. Барак Обама говорил, что российская экономика «разорвана в клочья». Ограничительные меры и общая политическая ситуация сказались на нашей стране негативно, трудно с этим спорить. Отток капитала, к примеру, в 2014 г. превысил самые смелые прогнозы и достиг $150 млрд. Но не стоит забывать, что серьезнейший урон был нанесен обвалом нефтяных цен. А это никак не связано с санкционной перепалкой, длящейся вот уже больше года.

Дешевеющее «черное золото» вынудило правительство России принять бюджет с дефицитом 2,68 трлн руб., или 3,7% ВВП. Предполагается, что доходы казны в 2015 г. составят 12,54 трлн руб., а расходы – 15,22 трлн руб. По словам министра экономического развития Алексея Улюкаева, большая часть недополученных средств – 2,2 трлн руб. – выпала из бюджета как раз из-за низких цен на энергоносители. В итоге Россия может практически лишиться финансовой «подушки безопасности». Резервный фонд к 2018 г. усохнет почти в 9 раз, до 500 млрд руб. с нынешних 4,3 трлн руб., предупреждают в Минфине. Деньги нужны на покрытие бюджетного дефицита. Так что влияние на нефтегазовый рынок путем снятия эмбарго с Ирана – отличный способ раскачать лодку.

Москва же, как это ни удивительно, выступила с США в тандеме. «Россия оказала ощутимую помощь. Мы бы не пришли к соглашению, если бы не готовность Москвы поддержать нас и других членов «шестерки» в достижении договоренностей», – сказал 15 июля в интервью The New York Times Барак Обама. Похоже, падение котировок нам нипочем, а дружба с Ираном ведет к щедрым дивидендам. На что же надеются в Кремле? 

«Возможно, Россия рассчитывает включить Иран в процесс евразийской интеграции и склонить к участию в проекте Нового шелкового пути, который может связать Европу и Китай через страны ЕАЭС», – предполагает руководитель информационно-аналитического отдела аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Виталий Цветков. По его словам, иранский рынок также привлекателен для российской «оборонки», машиностроения, атомной энергетики.

Александр Курдин считает, что РФ незачем ухудшать отношения с Ираном. Исламская республика – влиятельный игрок в каспийском и ближневосточном регионе. Также нет смысла и поддерживать систему применения экономических санкций как инструмента политического давления – Россия страдает от этого и сама.

Так что дружба с Тегераном важна для Кремля с политической точки зрения. Серьезных финансовых выгод она не сулит. Более того, друг может превратиться в соперника – Иран все быстрее втягивается в орбиту экономических интересов Евросоюза и Соединенных Штатов.

Шок и трепет

США хотят и дальше продолжать оказывать экономическое давление на Москву. Делать это руками Ирана – особенно изящный ход. К данному процессу охотно подключаются европейцы.

20 июля (в тот же день, когда Брюссель одобрил историческую сделку с Ираном) ЕС принял постановление об «энергетической дипломатии». Документ призывает европейские власти «переформатировать отношения с Россией» и сосредоточиться на источниках углеводородов на Кавказе и в Азии. В этом направлении без Ирана не обойтись. Исламская республика – важный элемент в архитектуре Энергосоюза Европы. Ее рассматривают в качестве промежуточной точки газопровода, который должен пройти через Туркмению, Азербайджан и Турцию в ЕС. Если Иран сумеет нарастить добычу «голубого топлива», то он сможет составить конкуренцию «Газпрому», чему несказанно обрадуются евробюрократы.

В прошлом году российская монополия поставила на Запад 146,6 млрд куб. м газа. Около 80% от данного объема пришлось на Западную Европу с Турцией. Немцы забрали 38,7 млрд куб. м, турки – 27,3 млрд, итальянцы – 21,7 млрд, британцы – 10,1 млрд, еще чуть более 20 млрд куб. м. пришлось на других потребителей в регионе. Старому свету в год нужно более 500 млрд куб. м, так что «Газпром» обеспечивает континент третью необходимого объема. Брюссель очень хотел бы разбавить гегемонию российской корпорации. Иран может помочь и с этим, но не сразу.

«Для начала поставок трубопроводного газа в Европу Ирану придется создавать инфраструктуру с нуля», – комментирует Мария Белова. Нынешние трубопроводные мощности, ориентированные на Запад, заканчиваются на границе с Турцией, поясняет она. Их объем равен 14 млрд куб. м, из них 10 млрд законтрактованы турками до 2026 г. Кроме того, Иран давно планирует заняться сжижением природного газа (СПГ), но ему мешали санкции, ограничивающие поставки технологий. «Чисто технически строительство СПГ-завода или прокладка газопровода в направлении Турции и далее в Европу займет не менее трех лет», – говорит Мария Белова.

«Учитывая огромные запасы Ирана, потенциал для роста добычи «голубого топлива» у него есть, но в основном за счет Южного Парса (крупнейшее в мире нефтегазовое месторождение. – Прим. «Ко»)», – указывает Екатерина Крылова. По оценке консалтинговой компании FGE, исламская республика способна увеличить производство газа до 300 млрд куб. м к 2020 г. Но для этого нужны значительные инвестиции. По подсчетам Екатерины Крыловой, на строительство трубы в Европу уйдет 3–5 лет, на возведение заводов по сжижению газа – 5–7 лет.

«Тегеран будет конкурировать с Москвой на нефтяных рынках Европы и Азии. Что же касается газа, тут все зависит от сроков ввода в строй СПГ-мощностей. Кроме того, есть проект по строительству газопровода Иран – Пакистан – Китай», – считает Михаил Крутихин.

Действительно, столкновение интересов на газовом рынке ненадолго откладывается. Но «Роснефть» получит конкурента в лице Ирана достаточно скоро. В 2013 г. госкорпорация экспортировала в ЕС 475,7 млн баррелей нефти (более свежая информация по поставкам в Старый свет отсутствует). По данным ЦДУ ТЭК, всего в 2014 г. Россия продала 1,5 млрд баррелей «черного золота». Сопоставив цифры, можно прийти к выводу, что роль европейских потребителей остается для Москвы значительной – на них приходится около 50% поставок. Появление на рынке иранских углеводородов заставит российские компании подвинуться. И не только в Европе. 

Нефтяной рынок – глобальный, и конкуренция с Тегераном проявится везде. «Физически поставки России и Ирана пересекаются и будут пересекаться на китайском рынке (но растущий китайский спрос может абсорбировать и то, и другое), в Японии и Корее, а также в Южной Европе», – комментирует Александр Курдин.

При этом падение цен на нефть не очень беспокоит Иран. После увеличения объемов добычи для изголодавшейся по внешним рынкам исламской республики будет важен сам факт продажи, а не стоимость барреля.

Марат Граут

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest