115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Силой деньги не удержать

05.03.2013
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Гагарин Павел Александрович
Председатель совета директоров
О перспективах деофшоризации России и трендах иностранных инвестиций в страну в 2013 году размышляет председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Павел Гагарин.

«Банки и Деловой Мир»

Экспертное управление Президента РФ Владимира ПУТИНА недавно представило программу деофшоризации российской экономики под названием «Повышение привлекательности российской юрисдикции для ведения бизнеса». Напомним, президент страны сделал акцент на проблеме ухода отечественного бизнеса в офшоры и необходимости ее решения в декабрьском послании Федеральному собранию. Он отметил тогда, что если при выборе юрисдикции вопрос решается в пользу другого законодательства, то нужно исправлять недостатки своей системы, в частности, отказаться от «презумпции виновности» бизнеса.

О перспективах деофшоризации России и трендах иностранных инвестиций в страну в 2013 году размышляет председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Павел Гагарин.

Для России проблема деофшоризации очень актуальна, поскольку офшоры аккумулируют весьма существенную долю прибыли и активов. В 2012 году британская исследовательская компания Tax Justice Network опубликовала доклад, вызвавший во всем мире большой общественный резонанс. Аналитики подсчитали, сколько активов было выведено из раз- ных стран в офшоры за последние десятилетия. По их оценкам, российских активов (преимущественно в офшоры) с 1990 по 2010 год было выведено на сумму $800 миллиардов, в среднем это $40 миллиардов в год. Для сравнения: планируемые расходы федерального бюджета за весь 2013 год — 13,73 триллиона рублей ($458 миллиардов).

Отличием использования офшоров разными странами является то, что «западники» выводят в такие юрисдикции в основном прибыль, а российские предприниматели — прибыль, активы и капиталы на черный день. Вывод денег из страны — не всегда безвозвратное бегство капитала за рубеж и совсем необязательно — оптимизация налогообложения при помощи офшоров. По данным Росстата, крупнейшими получателями инвестиций из России, накопленных за рубежом за прошлый год, являются Нидерланды, Кипр, Швейцария, США, Великобритания, Люксембург, Белоруссия, Сент-Китс и Невис, Британские Виргинские острова и Австрия. А крупнейшими инвесторами России в 2012 году были Кипр, Нидерланды, Люксембург, Китай, Великобритания, Германия, Британские Виргинские острова, Ирландия, Япония и Франция. Как видим, списки «доноров» и «реципиентов», в том числе и офшорных юрисдикций, во многом совпадают. В экономике московского региона ситуация аналогичная.

Можно серьезно говорить о том, что реинвестирование денег в экономику России происходит при активном использовании офшоров. И ими российский бизнес пользуется не только и даже не столько в целях экономии на налогах и сокрытия экономических неналоговых преступлений, сколько для защиты собственности, спасения от недружественных слияний и поглощений, чтобы сделать операции с активами более удобными (имеется в виду наследование бизнеса и передача прав с использованием траста, которые сейчас практически не регулируются). Значит, бороться с офшорами нужно не столько с помощью «закручивания гаек», сколько ослабляя налоговое и административное давление на бизнес, совершенствуя налоговое администрирование, а также — и это очень важно — создавая в России институт траста.

В декабрьском послании Федеральному собранию президент предложил начать деофшоризацию экономики с повышения прозрачности офшоров. В Администрации Президента РФ для разработки предложений по выведению российской экономики из офшоров создана рабочая группа. Предлагаемая ею программа предусматривает четыре направления деятельности: изменения в налогообложении, усиление защиты прав собственности, повышение гибкости законодательства и развитие рынка капитала. Насколько известно, рабочая группа также планирует учесть упомянутую необходимость наследования бизнеса и создания практики передачи активов специальным трастам. Минэкономразвития предложило включать прибыль офшорных «дочек» в налогооблагаемую базу российских компаний.

В целом же деофшоризация в России уже началась с повышения прозрачности владения активами и развитием сотрудничества с FATF и ОЭСР (FATF, Financial Action Task Force on Money Laundering, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег; ОЭСР или OECD, Organisation for Economic Cooperation and Development, Организация экономического сотрудничества и развития).

В конце прошлого года было заключено дополнительное соглашение с Кипром о предоставлении информации. В январе согласно приказу Минфина России Кипр был исключен из черного списка. Получаемые российскими компаниями от кипрских офшоров дивиденды теперь не будут облагаться налогом на прибыль (напомним, ставка была на уровне 9%). В связи с этим есть уверенность, что выведенная из страны прибыль будет возвращаться в Россию более высокими темпами, чем раньше.

Сейчас офшоры, сосредоточенные в сером списке ОЭСР (41 государство), все больше «обеляются». Почти во всем мире идет давление на институт номинальных директоров и бенефициаров. И это дает результаты. Так, Каймановы острова собираются раскрыть имена всех управляющих и номинальных директоров, Белиз обязал иностранных бенефициаров хранить безымянные акции у регистратора и т.д. США и другие страны используют административные методы, постоянно ужесточая требования к банкам в отношении открытия счетов офшорных компаний, ужесточая контроль над подозрительными операциями таких компаний. Пока вне этой тенденции только небольшая группа офшорных юрисдикций Карибского бассейна: Ямайка, Пуэрто-Рико, Барбадос, Доминикана, Сен-Китс и Невис и несколько других.

Но, подчеркнем еще раз, бороться с выводом российских средств в офшоры целесообразно не столько методом кнута. Чтобы деньги не утекали, нужен и «пряник» — усовершенствование собственного законодательства, с тем чтобы оно стало адекватным запросам бизнеса.

Эксперты нашей компании постоянно говорят о том, насколько сильно на инвестиционный климат влияет фискальная политика государства и правовая среда бизнеса. В частности, мы указываем на постоянно увеличивающийся коэффициент налогового давления на бизнес (отношение количества налоговых мероприятий к числу клиентов, которые у нас обслуживаются), на отсутствующие или не соответствующие современным реалиям, но необходимые для улучшения делового климата федеральные законы («О государственно-частном партнерстве», «О холдингах», «О финансовых группах», «О проектном финансировании», «Об инвестиционном банкинге», 74 Банки и деловой мир март 2013 анализ ею программа предусматривает четыре направления деятельности: изменения в налогообложении, усиление защиты прав собственности, повышение гибкости законодательства и развитие рынка капитала. Насколько известно, рабочая группа также планирует учесть упомянутую необходимость наследования бизнеса и создания практики передачи активов специальным трастам. Минэкономразвития предложило включать прибыль офшорных «дочек» в налогооблагаемую базу российских компаний. В целом же деофшоризация в России уже началась с повышения прозрачности владения активами и развитием сотрудничества с FATF и ОЭСР (FATF, Financial Action Task Force on Money Laundering, Группа разработки финансовых мер борь- бы с отмыванием денег; ОЭСР или OECD, Organisation for Economic Cooperation and Development, Органи- зация экономического сотрудниче- ства и развития). В конце прошлого года было заключено дополнительное соглашение с Кипром о предоставлении информации. В январе согласно приказу Минфина России Кипр был исключен из черного списка. Получаемые российскими компаниями от кипрских офшоров дивиденды теперь не будут облагаться налогом на при- быль (напомним, ставка была на уровне 9%). В связи с этим есть уверенность, что выведенная из страны прибыль будет возвращаться в Россию более высокими темпами, чем раньше. Сейчас офшоры, сосредоточенные в сером списке ОЭСР (41 государство), все больше «обеляются». Почти во всем мире идет давление на институт номи- нальных директоров и бенефициаров. И это дает результаты. Так, Каймановы острова собираются раскрыть имена всех управляющих и номинальных директоров, Белиз обязал иностранных бенефициаров хранить безымянные акции у регистратора и т.д. США и другие страны используют административные методы, постоянно ужесточая требования к банкам в отношении открытия счетов офшорных компаний, ужесточая контроль над подозрительными операциями таких компаний. Пока вне этой тенденции только небольшая группа офшорных юрисдикций Карибского бассейна: Ямайка, Пуэрто-Рико, Барбадос, Доминикана, Сен-Китс и Невис и несколько других.

  photo1

Но, подчеркнем еще раз, бороться с выводом российских средств в офшоры целесообразно не столько методом кнута. Чтобы деньги не утекали, нужен и «пряник» — усовершенствование собственного законодательства, с тем чтобы оно стало адекватным запросам бизнеса. Эксперты нашей компании постоянно говорят о том, насколько сильно на инвестиционный климат влияет фискальная политика государства и правовая среда бизнеса. В частности, мы указываем на постоянно увеличивающийся коэффициент налогового давления на бизнес (отношение количества налоговых мероприятий к числу клиентов, которые у нас обслуживаются), на отсу тствующие или не соответствующие современным реалиям, но необходимые для улучшения делового климата федеральные законы («О государственно-частном партнерстве», «О холдингах», «О финансовых группах», «О проектном финансировании», «Об инвестиционном банкинге», новые современные варианты ФЗ «Об инвестициях в РФ», «Об иностранных инвестициях в РФ и защите иностранных инвесторов», «О производных финансовых инструментах»).

Но не меньше на инвестиционный климат влияет внутренняя и внешняя информационная политика. К сожалению, западные СМИ позиционируют Россию как страну с экстремальными условиями жизни, высоким уровнем преступности, насквозь пронизанную коррупцией, политически и экономически нестабильную. В общем, донельзя усиливают и без того больные для нас темы и при этом практически не говорят о позитивной правоприменительной практике в отношении знаковых инвестиционных проектов и удачных бизнес-кейсах иностранных инвесторов и бизнесменов в России.

По запросам СМИ к нашей компании могу судить о том, что российские журналисты более объективны, они интересуются экспертными мнениями как по позитивным, так и по негативным моментам. Западные же СМИ запрашивают комментарии в основном по отрицательным событиям и с большим недоверием относятся к нашим сдержанно оптимистичным оценкам тенденций. В Европе и США не так много найдется изданий, готовых публиковать наши авторские колонки и комментарии без редакторской правки, искажающей смысл.

Мы не призываем лить ответные потоки грязи на Запад и основных конкурентов за деньги инвесторов, а предлагаем действовать созидательно: договариваться, устанавливать конструктивное сотрудничество и вести честный непредвзятый диалог с иностранными информационными агентствами, газетами и журналами, корректировать имидж России за рубежом.

В связи с этим не такими уж наивными и заведомо провальными представляются стремления российских властей убедить иностранных инвесторов и рейтинговые агентства в относительной привлекательности России. На Всемирном экономическом форуме в Давосе, где к России в этом году было приковано особое внимание, о запуске имиджевой кампании «Инвестируй в Россию» объявил Российский фонд прямых инвестиций. В рабочую группу, которая будет заниматься улучшением имиджа России за рубежом, вошли высокопоставленные чиновники финансово-экономического блока, руководители Внешэкономбанка, государственных банков и того же РФПИ. Работать над репутацией страны планируется и при помощи авторитетных мировых инвестиционных банков. Как известно, первый консультант уже подобран — в ближайшие три года на Западе имидж нашей страны будет корректировать Goldman Sachs. Соответствующий меморандум с инвестиционным банком недавно подписали Минэкономразвития и РФПИ. Стоимость контракта составит $500 тысяч.

Рассчитываем, что это будут не траты, а инвестиции в продвижение страны на международной арене. Какие же российские регионы уже привлекательны или потенциально привлекательны для иностранных инвесторов? Помимо Московской агломерации, соседней Калужской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также крупных промышленных регионов Сибири, для иностранных и российских инвесторов привлекательно Поволжье. Прежде всего это Татарстан со своим особым инвестиционным микроклиматом, а также Нижегородская, Ульяновская, Самарская, Саратовская и Волгоградская области.

Еще несколько лет назад Ульяновская область была депрессивным регионом: промышленность находилась в упадке, безработица постоянно росла. Сегодня этот регион вместе с соседними олицетворяет промышленный потенциал средней полосы России.

Промышленность оживляется, открываются новые предприятия, существенные инвестиции идут в сельское хозяйство, жилищное строительство и развитие туризма.

Регионы, объединенные географической близостью, в здоровом режиме конкурируют за инвесторов, ведут разную экономическую политику, но общие подходы в работе все же можно отметить.

Приведем в упрощенном виде некий универсальный алгоритм-практикум региональных «экономических чудес».

Во-первых, это открытость, прозрачность и честность в отношениях с инвесторами, реализация принципа защиты их прав и законных интересов.

Во-вторых, как правило, привлекательными для бизнеса регионы становятся благодаря созданию индустриальных парков, инновационных кластеров и прочих территорий с особыми режимами налогообложения и администрирования и упрощенной регистрацией предприятий (особые экономические зоны). Когда имеются развитая инфраструктура, коммуникации и заинтересованность местных властей в развитии бизнеса, крупные инвесторы, в том числе иностранные, охотно садятся за стол переговоров и смотрят на регион по-новому.

Третий фактор — создание специальных структур по работе с инвесторами, отделенных от региональных администраций. За счет некоторого дистанцирования от властей и понимания интересов инвесторов доверия к таким структурам со стороны бизнеса больше.

Четвертое — это всяческое поощрение развития бизнеса на начальном этапе к тому, чтобы создаваемые предприятия занимались производством не только готовой продукции, но и комплектующих, привели за собой сервисные и прочие завязанные на производство и эксплуатацию компании, торговлю, сферу услуг, участвовали в развитии образовательных учреждений, содействуя таким способом решению не только своих кадровых вопросов, но и социальных проблем региона.

Пятый шаг — сочетание эконо-мического и социального развития: строительство жилья, дорог, школ, детских садов, модернизация жилищно-коммунального хозяйства и прочей жизненно важной инфраструктуры, а также благоустройство территорий.

Наконец, шестой этап заключается в прорыве ограничительного барьера, в который упирались развивающиеся азиатские экономики в процессе своих «экономических чудес»: от развития региона к улучшению благосостояния граждан (поддержка малого и среднего высокотехнологичного и перспектив-ного бизнеса). Ведь одно дело — привлечь крупных иностранных инвесторов и совсем другое — удерживая их и их финансовые ресурсы, вырастить свои собственные бизнесы и своих ин-весторов в регионе.

Иностранное инвестирование в России — это не только пафосные мегапроекты в столичной агломерации, но и создание производственных филиалов и представительств в регионах страны. Вообще, иностранные компании, работающие в Москве и области, в повседневной деятельности зачастую сталкиваются с непонятными правилами игры и неопределенностью. Вернее даже так: в московской агломерации есть не очень хорошая определенность, — именно так дипломатично оценивают ситуацию некоторые пред-ставители крупного иностранного биз-неса из числа наших клиентов, которые раньше работали в Москве, а теперь мигрировали со своими проектами в российские регионы.

По ряду причин работа в регионах интереснее осуществления инвестиционных проектов в столице. Это объясняется более низкой стоимостью рабочей силы, невысоким административным давлением на бизнес и заинтересован-ностью региональных властей в его развитии. Столица и другие крупные города РФ с их финансовыми возможностями, концентрацией крупного бизнеса, бюрократической и юридической неразберихой не имеют реальных стимулов к улучшению своего инвестиционного климата. А властям бедных и экономи-чески отсталых регионов, имеющих эти стимулы, ничего не остается, кроме как активно работать над улучшением де-лового климата. Мы же, эксперты, гото-вы помогать и тем и другим в вопросах привлечения и освоения инвестиций.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest