115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Возвращение с островов. Деофшоризация по-русски или как будет применяться закон о КИК

09.02.2015
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

АКГ «Градиент Альфа» провела опрос российского бизнеса по уровню налоговой нагрузки в 2014 году


«Агроновации и системные риски»

Закон о КИК вступил в действие 1 января этого года, а предшествовала этому событию огромная работа бизнеса, которую проще назвать «игрой в одни ворота». Собственно, в ходе Налогового форума в конце ноября прошлого года представители власти так и сказали бизнесу о новациях в налоговой сфере — приспосабливайтесь! На фоне переговоров России и Запада по проблеме востока Украины, возможности усиления западных санкций и возможности замены импорта российскими товарами на уже заметно поредевших прилавках магазинов тезис «Приспосабливайтесь!» вынуждает очень подробно рассматривать аспекты ужесточения государственной политики по отношению к российскому бизнесу.

Под знаком деофшоризации российской экономики пройдут не только ближайшие два-три года, но и последующие. Курс на повышение открытости движения денежных средств продиктован как политическими причинами («национализация элит»), так и экономическими (попытка замедлить отток капитала и необходимость пополнить скудеющий бюджет, которому деофшоризация, по оптимистичным расчетам Совета Федерации, способна принести до 5 трлн рублей в год). Во многих высоких кабинетах деофшоризация воспринимается как лекарство от многих политических и экономических болезней, поэтому она – долгосрочный тренд, которой со временем будет только набирать обороты. Если бизнесу и ожидать послаблений в этой области, то не всему и незначительных.

В настоящее время в России сложились два подхода к борьбе с офшорами. Одни (преимущественно чиновники и депутаты) считают, что для истинного суверенитета государству нужно ввести запрет на управление внутренним бизнесом из иностранных юрисдикций и вывод туда прибыли. Другие (представители бизнеса и эксперты) уверены, что сначала надо улучшить условия для бизнеса в России, а затем уже требовать «возвращения с островов». Как бы ни ратовал бизнес и экспертное сообщество на применении «пряника», или хотя бы «не только кнута», власти берут за основу только первый подход. Не учитывая рекомендаций и не беря во внимание международный опыт.

Как принимался закон о КИК: бизнес слушали, но не услышали

Наглядный пример тому – закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК), один из наиболее важных для бизнеса законодательных новелл последних лет:

  • Облагать налогами доходы компаний, зарегистрированных в офшорной юрисдикции и принадлежащих российским собственникам, президент Владимир Путин поручил в послании Федеральному Собранию 12 декабря 2013 г.
  • Уже в марте 2014 года Минфин опубликовал законопроект о КИК. Контролируемой признавалась компания, зарегистрированная в одной из стран из так называемого черного списка, прямое или косвенное владение которой российскими бенефициарами составляет более 10%.
  • 24 марта рабочая группа по управлению налоговыми рисками Торгово-промышленной палаты РФ, созванная по инициативе АКГ «Градиент Альфа», высказала свои замечания к законопроекту. Основной претензией было то, действие документа распространяется не только на пассивные, но и на активные доходы за рубежом.
  • В апреле аналогичные замечания оформил РСПП.
  • В июне Минфин дал бизнесу понять, что готов пойти на уступки в части увеличения доли владения для признания иностранной компании контролируемой и введения переходного периода на вступление в силу ряда положений законопроекта.
  • После июньской встречи премьер-министра РФ Дмитрия Медведева с активом РСПП стало известно об одобрении идеи переходного периода для признания компаний контролируемыми.
  • В октябре Минфин пошел на уступки бизнесу, согласившись распространить действие закона о КИК только на пассивные доходы.
  • Тем не менее, 23 октября депутаты Госдумы внесли на рассмотрение коллег жесткий законопроект, который не учитывает большинство договоренностей бизнеса с Минфином.
  • 18 ноября законопроект прошел второе и третье чтение в Госдуме, 19 ноября получил одобрение в Совете Федерации, а 25 ноября был подписан Владимиром Путиным.

Согласно новому закону, вступающему в силу с 1 января 2015 года, в Налоговый кодекс РФ вводится понятие «контролируемая иностранная компания», под которой понимается организация или структура без образования юридического лица, которая сама не является налоговым резидентом РФ, но контролируется ими. Закон обязывает «контролирующих лиц» извещать налоговые органы о своем участии в капитале контролируемых компаний, а также декларировать и подтверждать нераспределенную прибыль таких компаний. Минимальный размер прибыли, подлежащей декларации, составит в 2015 г. 50 млн руб., в 2016 г. он снизится до 30 млн руб., а после 2017 г. опустится до 10 млн руб.

Гражданин, владеющий более чем 50% в капитале компании, признается контролирующим лицом. Под его положения попадают также россияне, которым вместе с супругами и несовершеннолетними детьми принадлежит более 10% в капитале компании, более чем наполовину принадлежащей налоговым резидентам России. Аналогичные нормы действуют и в отношении юридических лиц, участвующих в капитале иностранных компаний. Начиная с 2016 года контролирующими лицами будут считаться и владельцы долей в 25%. Это норма стала наиболее значимой из поправок, внесенных в «антиофшорный закон» во втором чтении, – первоначально предлагалось опустить планку с 50% до 25% только в 2017 году.

В качестве наказания закон вводит штрафы за непредоставление отчетности о контролируемой иностранной организации и штраф за неуплату или неполную уплату налога, случившуюся из-за того, что при определении налоговой базы не была учтена прибыль от контролируемой иностранной организации. Тех, кто попытается скрыть от налоговых органов наличие контролирующей доли в капитале иностранной компании, также будут штрафовать. Все это – помимо существующей уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, от которой нарушители тоже освобождаться не будут.

По нашим сведениям, закон принимался в авральном порядке, чтобы вступить в силу не позже даты, обещанной президенту (1 января 2015 г.). А Минфин вынужден признать: в только что принятый закон необходимо вносить изменения.

Сергей Шаталов, заместитель министра финансов РФ:

«Нам не удалось, к сожалению, в последней версии реализовать идею, что признание траста контролируемой иностранной компанией далеко не всегда будет иметь налоговые последствия. Нужно проводить тест в отношении того, условно говоря, хороший или плохой траст. Под хорошим трастом мы понимаем траст, с которым учредитель разрывает всякую связь, то есть это безотзывный траст. Траст получает все необходимые полномочия, чтобы в пользу тех или иных лиц осуществлять выплату доходов… Активные компании, доходы которых более чем на 80% состоят из активных доходов, не должны платить налоги с нераспределенной прибыли. Также предполагалось учесть, что от налогообложения будут освобождаться и холдинги, которые принадлежат российским акционерам и владеют активными компаниями. Эти идеи в финальной версии законопроекта также не удалось реализовать».

Как у них: применим ли зарубежный опыт к российской специфике?

Концепция КИК сама по себе не является чем-то инновационным. Она была введена в практику налоговых органов в США в 1962 году и основывалась еще на нормах 1937 года, касающихся иностранных персональных холдинговых компаний.

Цель введения этих правил состояла в том, чтобы пресечь злоупотребление пробелами в фискальном регулировании, позволявшими компаниям использовать контролируемые (аффилированные) иностранные фирмы для ухода от налогообложения прибыли в США. В 1970-1980-е годы Канада, Германия, Япония также ввели в свое законодательство нормы, которые ограничили возможности налогоплательщиков избегать налогообложения через использование иностранных компаний. Институт налогообложения прибыли иностранных контролируемых компаний, действующий в этих странах, заключается в том, что их прибыль, де-факто находящаяся за рубежом, может рассматриваться в целях налогообложения как доход ее владельца – физического лица или организации. По состоянию на сегодняшний день более 30 стран ввели правила КИК, из них – почти все страны ОЭСР. Аналогичный механизм вводится и новым российским законом.

К настоящему времени офшорами пользуется подавляющее большинство крупных компаний по всему миру. По различным данным, в финансовой системе мира офшоры занимают от 10% до 15% мировых финансов. Так, из 100 компаний, входящих в индекс FTSE (их акции торгуются на Лондонской бирже и имеют наибольшую капитализацию), только две не имеют офшорных «дочек».

Однако надо учитывать, что механизм офшоризации в России принципиально отличается от схем в других странах. Во всем мире офшоры в основном используются для ухода от налогов, а у нас – для защиты собственности от рейдеров и неправомерных претензий государственных органов и правоохранительных структур. Западный бизнес выводит в офшоры прибыли, а российский – активы. На Западе в офшорах создаются, как правило, дочерние структуры материнских компаний, которые являются центрами аккумуляции прибыли. У российских компаний схема иная: выстраивается цепочка офшорных компаний, на верхнем конце которой находится материнская компания – конечный бенефициар, а в российской юрисдикции находятся дочки, внучки, правнучки, в капитале которых участвуют вышестоящие офшорные компании.

В прошлом году на своих экспертных мероприятиях АКГ «Градиент Альфа» опрашивала собственников и руководителей компаний реального сектора экономики о причинах использования офшоров. Основная причина – необходимость защитить собственность.

Причины использования офшоров российскими компаниями

Главное, что, на наш взгляд, мотивирует использовать офшоры, – неконкурентоспособность налогового и корпоративного законодательства и правоприменительной практики в России. Для решения спорных вопросов бизнес предпочитает обращаться в офшорные юрисдикции. Поэтому для борьбы с офшоризацией важны меры, которые были бы связаны с укреплением режима защиты прав собственности, а не просто механизмы изъятия прибылей у иностранной контролируемой компании.

Если сравнивать правила российской деофшоризации с юридическими нормами, принятыми в западных странах, возникает вопрос: будет ли действовать этот механизм в России, если не выстроена система эффективного налогового контроля, а нагрузка на бизнес высока и только увеличивается?

Индекс налогового давления на бизнес

Налоговое давление тесно связано с проблемой офшорного налогообложения. По данным Минфина, на 1 июля 2014 года совокупная задолженность по налоговым платежам в бюджетную систему составила 1,107 трлн руб. и возросла за полгода на 7,673 млрд руб. Значит, в России по-прежнему много неплательщиков налогов, и введение института контролируемых иностранных компаний вряд ли позволит это компенсировать.

Введение правил «иностранной контролируемой компании» в западных странах выявило еще одну важную проблему, а именно – в одностороннем порядке чрезвычайно сложно гарантировать, что доход всех налогоплательщиков в рамках одной юрисдикции будет облагаться по единым ставкам вне зависимости от налоговых ставок, действующих в других юрисдикциях. Для достижения нейтральности в импорте капитала (под этим термином подразумеваются равные условия для ввоза капитала в страну) требовались скоординированные усилия многих стран, двусторонние и многосторонние договоры об обмене информацией по налоговым вопросам. Россия участвует в этих процессах пока еще крайне неуверенно, да и отношение к запросам российских налоговиков за рубежом такое же негативное, как общий информационный фон в отношении России.

Еще одна проблема – это возможность реальной выгоды от деофшоризации. Суть процесса не в том, чтобы наказать уклонистов, а в том, чтобы вернуть России инвестиционный потенциал. Поэтому, усиливая налоговое давление на офшорные компании, необходимо вводить механизм снижения налоговой нагрузки, обеспечивающего стимулирование притока капитала в страну, а в этой области практических шагов, на наш взгляд, очень не хватает.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest