115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Выбора нет

07.06.2013
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Гагарин Павел Александрович
Председатель совета директоров
Интервью Павла Гагарина журналу «Акционерный вестник», №4/105, май 2013 г.

«Акционерный вестник»

Для одних компаний выход на IPO стал обязательным этапом развития, в то время как большинство только задумывается о целесообразности такого шага. Но, как считает Павел Гагарин, председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа», для тех, кто пришел на рынок «всерьез и надолго», иного выбора нет.

Гагарин Павел Александрович

Председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» и «Градиент Альфа Инвестментс Групп». Эксперт в области инвестиций, финансов, налогообложения, банковской деятельности и стратегического риск-менеджмента.

Образование: Окончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики; Институт современного бизнеса; курсы международных финансовых консультантов INFINET в США. Получил образование в формате МВА в РАНХиГС при Президенте РФ. Преподаватель МВА в Институте бизнеса и делового администрирования РАНХиГС при президенте РФ. Участник проекта Russia Today, направленного на формирование положительного имиджа российского бизнеса за рубежом. Автор книг «300 инвестиционных советов» и «125 рекомендаций налогоплательщику».

— Павел Александрович, правительство сейчас заинтересовано в том, чтобы российские компании выходили на IPO. У самих же компаний в большинстве пока таких целей нет. Оказывается ли какая-то поддержка со стороны государства компаниям в этом вопросе?

— Цель, озвученная президентом, сводится к тому, что Россия к 2018-му году должна войти в двадцатку лучших стран мира по условиям для ведения бизнеса. Сейчас же, согласно рейтингу Всемирного банка и Международной финансовой корпорации Doing Business, страна находится на 112-й позиции. И темы, активно обсуждаемые бизнес-сообществом (например, IPO, «дорожные карты» по защите прав инвесторов, ключевые показатели эффективности), наконец попали в лексикон чиновников. Появилась надежда, что подобные разговоры в правительстве не лягут лишь в основу отчетов и протоколов, а станут базой для разработки законов. Так, сейчас уже привлечены эксперты в этой области — АНО «Агентство стратегических инициатив», к примеру. На мой взгляд, сейчас это самая динамичная организация, способствующая продвижению бизнес-проектов. В ней меньше всего бюрократических проволочек.

Другой хороший пример — деятельность Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). За год работы РФПИ обеспечил приток в страну $5,3 млрд. $500 млн инвестировал в отечественные компании сам фонд (в том числе и посредством участия в их IPO), $1,6 млрд. в проекты вложили его соинвесторы, еще $3,2 млрд. поступили в российскую экономику от партнеров фонда при его содействии. Получается, что на каждый потраченный государством доллар в экономику было вложено десять. Сейчас фонд готовится вложить еще $10 млрд. более чем в 50 проектов в сферах медицины, логистики, инфраструктуры, производства сельхозоборудования, IT.

Что же касается непосредственно выхода российских предприятий на IPO — то сейчас количество успешных размещений ничтожно мало. По итогам 2012-го года — это лишь «Мегафон», MD Medical Group (сеть клиник «Мать и дитя») и «Сбербанк». Все остальное на профессиональном языке называется мини- и микро-IPO, то есть объем каждой сделки не превышает 100-200 млн долл. Связано это с продолжающимся кризисом ликвидности большинства российских предприятий и отсутствием серьезного интереса инвесторов к среднему бизнесу России.

Тем не менее, государству нужен экономический рост, а компаниям необходимо привлечь как можно больше средств для своего развития. Помощь государства могла бы заключаться в обеспечении инвестиционной привлекательности страны. Политический шаг (вступление в ВТО) уже сделан. Теперь необходимо разработать ряд стандартов (в том числе и бизнес-практик по привлечению инвесторов) в соответствии с ее требованиями и ряд законодательных актов федерального и местного уровней. В первую очередь, государство заинтересовано в IPO компаний с госучастием. Именно за их счет можно привлечь средства стратегических партнеров в Россию. Кроме того, выгодно размещение на бирже системообразующих предприятий, являющихся бюджетообразующими с точки зрения налогов (НДПИ, НДС, налог на прибыль), и госкорпораций. (Перечень системообразующих организаций России был разработан Правительственной комиссией по повышению устойчивости развития российской экономики в декабре 2008 года.) Поскольку сами эти компании нуждаются в средствах для развития, они пойдут на IPO в числе первых. Инвесторы, в свою очередь, с большей охотой будут сотрудничать именно с такими структурами, так как у них есть надежда на государственные гарантии обеспечения возвратности инвестиций.

— Получается, что IPO — пока что не для всех. Есть ли смысл тогда к нему стремиться?

— Для компаний существуют и другие, более приемлемые способы получения финансов. Например, стратегическое инвестиционное кредитование. Но сейчас ситуация несколько изменилась: с нынешнего года рынок банковского кредитования начал «сжиматься». И в связи с этим серьезно возросла роль стратегического инвестора, не являющегося банком или инвестиционной компанией, а имеющего бизнес в реальном секторе экономики, стремящегося создавать новые производственные и сбытовые структуры. А, поскольку существует оборотная сторона медали — возврат денежных средств, современные инвесторы зачастую хотят не только гарантий, но и участия в процессе управления предприятием, которое является объектом инвестирования. Поэтому, в частности, все более востребованными становятся услуги по оценке бизнеса, инвестиционному аудиту, due diligence, реструктуризации и преобразованию отчетности по международным стандартам.

К сожалению, компании, поняв, как непросто выйти на фондовый рынок, какие затраты они понесут, часто отказываются от самой идеи и начинают пытаться обеспечить финансирование так называемым «лоскутным способом»: например, закладывают в банк часть активов, выпускают векселя, привлекают товарные кредиты, то есть не ведут сбалансированную финансовую политику и уходят все дальше в сторону от IPO. Частично это связано с тем, что затраты по IPO составляют, в среднем, 7-15 % от той суммы, которое предприятие хочет привлечь. Исключения составляют ситуации, связанные с приобретением инвестором убыточного предприятия, предприятия с долгами или структуры, на основе которой планируется создать новый производственный филиал.

Замечу, что вовсе не обязательно сразу проводить IPO «по полной программе». Обычно это прерогатива крупных компаний с капитализацией свыше $1 млрд., как и последующие SPO. Для среднего бизнеса (с капитализацией $50 млн — $1 млрд.) существует альтернатива в виде уже упомянутого микро-IPO с привлечением соответствующей величины инвестора или группы инвесторов, либо процедура листинга на фондовой бирже с последующим размещением вновь эмитированных акций на торгах. Перед проведением подобных мероприятий осуществляют комплексный инвестиционный аудит и оценку активов, данные которых используются при назначении стартовой стоимости и проведении торгов. Также при формировании стоимости акций в обязательном порядке должны быть учтены агрегатные показатели системообразующих рисков (финансовых, налоговых, управленческих, технологических и т.п.).

— Может компании не хотят рисковать, отказываясь от проведения IPO?

— Конечно, риски существуют, например, риск недружественного поглощения. Компания, прежде, чем выйти на фондовый рынок, должна пройти ряд подготовительных процедур. В том числе — стать соответствующей международным финансовым и управленческим стандартам. Быть прозрачной: показать реальную прибыль, аффилированность юридических и физических лиц, задействованных в ее бизнес-процессах (особенно это касается холдингов). Это означает раскрытие стратегической информации, ранее закрытой для публики, в результате чего организация может стать «лакомым куском» для захватчиков, так как раскрывая информацию и преобразуя структуру в холдинг по международным стандартам, бизнес становится менее защищенным.

Кроме того, компании опасаются, понеся значительные затраты, измеряемые миллионами долларов, не получить ожидаемого результата, то есть остаться без инвестора. Добавляет им неуверенности и сама подготовка к процедуре: многое придется изменить, чтобы выглядеть на все сто.

— Что, например?

— В первую очередь, систему управления предприятия. Сейчас и на уровне Госдумы, и в экспертном сообществе говорят о необходимости совершенствования корпоративного управления. В компаниях, где работает подобная система, снижены, в первую очередь, управленческие риски: принятие неверного стратегического решения, несвоевременное принятие нужного решения. Также минимизированы риски неверной оценки информации, обращения к неверным каналам поступления информации.

Вот здесь, по моему мнению, государство может и должно помогать бизнесу: создавать курсы по подготовке специалистов, формировать кадровые резервы, способствовать тому, чтобы люди шли учиться на управленцев. Конечно, работа в этом направлении ведется: есть правительственные программы обучения, рассчитанные как на госслужащих, так и на всех остальных. Но чтобы был результат, должно пройти время. Человек должен отучиться, набраться опыта, а это не меньше 2-5 лет. У нас же зачастую, приняв закон, ждут немедленного его воплощения, не учитывая временных характеристик. То же самое с выходом на IPO: нельзя рассчитывать на массовость, пока в большинстве компаний не выстроены эффективные управленческие процессы.

— Что еще, кроме формирования системы управления, потребуется предприятиям для выхода на IPO?

— У собственников и топ-менеджмента должно быть четкое понимание, зачем компания туда идет. Зная, сколько средств нам потребуется привлечь, в какие сроки и на что мы их потратим, можно приступать к дальнейшей подготовке IPO. Это: смена формы организации (если она не является акционерным обществом), приведение в порядок отчетности, юридической и управленческой структур, финансов (в соответствии с МСФО). Предприятию также необходимо вести консолидированную корпоративную отчетность согласно этим стандартам. Это потребует внедрения системы CRM/ERP, то есть серьезного вложения в IТ-технологии.

Вложения будут и в управленческие технологии: потребуется обучение людей. Необходимо также одновременно и преобразование структуры управления: обязательно должен быть создан совет директоров, функционирующий по международным стандартам, в том числе и введение в его состав независимого директора (не сотрудника компании), имеющего соответствующую лицензию. Совет директоров должен быть наделен определенными полномочиями, как и собрание акционеров. Здесь должна быть проведена серьезная работа по повышению мотивации и управляемости персонала, поскольку на предприятии уже сложились определенные управленческие коммуникации, которые в один момент новым приказом поменять невозможно.

Потребуются и документы: измененный устав, корпоративный кодекс, положение о совете директоров, положение об управленческой структуре, KPI. Необходимо иметь целую массу внутренних нормативных документов, соответствующих российскому законодательству и одновременно международному праву. Все эти документы должны быть переведены на английский язык и заверены нотариально. Далее последуют процедуры due diligence. После этого следует пройти листинг на бирже. Компания готовится к тому, чтобы эмитировать акции и предлагать их через брокера (либо через специальный фонд прямых инвестиций) на бирже. И хотя все это сложно, трудоемко и затратно, другого выбора у серьезных рыночных игроков нет, поскольку IPO — самый прогрессивный и цивилизованный способ привлечения крупных инвестиций, без которых невозможно развитие. Подтверждение тому — прошлогоднее SPO «Сбербанка», прошедшее на ура. Думаю, что в перспективе таких организаций станет намного больше.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest