115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1.

Банк знает лучше

12.03.2018

«Эксперт» №11 (1067) 12 марта 2018

От усиления контроля за соблюдением в банковской системе требований «антиотмывочного» законодательства больше всего пострадали индивидуальные предприниматели и малый бизнес. Банки фактически превратились для них в еще один регулирующий орган

«Банки сейчас просят, чтобы через них было уплачено налогов не менее двух процентов с оборота. Так, в Рязани и в Липецке банки предлагают предпринимателям либо закрыть счет, либо доплатить налогов», — говорит Сергей Зеленов, заместитель председателя комитета «Опоры России» по налогам, налоговому администрированию и учету. И это не разовые случаи — представители малого бизнеса и индивидуальные предприниматели подтверждают, что банки все чаще вмешиваются в их хозяйственную деятельность, ссылаясь на требования ЦБ.

Что касается требований банков доплатить налоги, то, как объяснили «Эксперту» в Ассоциации российских банков (АРБ), это отчасти объясняется методическими рекомендациями Банка России от 21 июля 2017 года № 18-МР. Этот документ поднял требования в отношении налоговых и иных платежей в пользу бюджета относительно общего оборота по счетам клиента банка за три месяца. «Это было сделано на основании статистики, которая есть у регуляторов рынка: те лица, которые совершают транзитные операции и попали в поле зрения профильных ведомств, искусственно завышали показатель платежей в бюджет, и поэтому банкам рекомендуется уделить особое внимание тому, чтобы клиент платил в пользу бюджета не менее 0,9 процента от оборота по счетам за три месяца», — объясняет Сергей Пенкин, начальник департамента исследований регулирующего воздействия АРБ.

Сегодня требования доплатить налог не единственная проблема малого и среднего бизнеса, а также индивидуальных предпринимателей (ИП) в отношениях с банками. Куда опаснее, если операции по счетам покажутся кредитной организации сомнительными с точки зрения соблюдения требований закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В этом случае банк может заблокировать счета на неопределенный срок, а саму компанию внести в черный список.

Банковский контроль за деятельностью малого бизнеса стал массовым в 2017 году. Чаще всего банки обращают внимание на низкую налоговую нагрузку, малый период нахождения денег на счете, неперечисление средств за аренду, платежи по непрофильным видам деятельности. Все это, с точки зрения банка, сомнительные операции; в результате счета блокируются, а компанию просят представить дополнительные сведения или сразу закрыть счет.

Перестарались

«В Москве был заблокирован счет у компании, которая заплатила за консультационные услуги предпринимателю, находящемуся на упрощенной системе расчетов, 40 тысяч рублей. Оборот компании составлял порядка пяти-шести миллионов, но ей предложили закрыть счет, потому что она использует схемы по уходу от уплаты НДС, — приводит еще один пример Сергей Зеленов. — Вместо сервиса банка и расчетно-кассового обслуживания мы получаем еще один надзорный орган, который в любой момент может заблокировать деньги. Нужно тебе платить этому контрагенту или не нужно, тоже решает банк: “Мы операцию не проведем”. Возникают ощущение, что банк перестал быть коммерческой структурой, нацеленной на зарабатывание денежных средств, а превратился в еще один надзорный орган».

Требований, инструкций, положений и норм по соблюдению закона о противодействии терроризму и выявлению сомнительных операций, которые прилагаются к закону № 115-ФЗ «О противодействии легализации…», с каждым годом все больше. Только во второй половине 2017-го Банк России выпустил два положения и два методических разъяснения для банков по исполнению этого закона. Причем на основании инструкций регулятора банки вводят внутренние, гораздо более жесткие правила, чем предписывает ЦБ, а исполнение их становится важнее интересов клиента — тем более если он мелкий. В итоге вести малый бизнес становится некомфортно и дорого — за открытие и ведение счетов, уплату налогов, перечисление страховых взносов, выплату зарплаты нужно не только платить банковскую комиссию, но и представлять отчетность в кредитную организацию наряду с прочими государственными контролирующими органами. В мае 2017 года агентство Markswebb Rank & Report, консультант по созданию и развитию онлайн-коммуникаций, подсчитало стоимость ведения счетов малыми предпринимателями в российских банках. Оказалось, что она колеблется от 4,9 тыс. до 32,8 тыс. рублей в первый год банковского обслуживания для ИП, которые оказывают услуги удаленно (фриланс).

При этом в АРБ обращают внимание на то, что существует более сотни признаков сомнительных операций. Несоответствие любому из требований банка или регулятора вызывает сомнения в добросовестности клиента и сразу же дает банку право замораживать счета, отключать клиента от системы «банк — клиент», вносить его в черный список или вовсе отказывать в обслуживании.

В самих банках указывают, что зачастую требования, предъявляемые к малым предпринимателям, — это формальность, обусловленная необходимостью соблюдать инструкции ЦБ. Так, Альфа-банк при открытии счета ИП просит предоставить рекомендации от других предпринимателей. Легко представить, сколько сложностей возникнет при открытии счета у добросовестного ИП, который только что зарегистрировал свою деятельность. «Согласно действующему противолегализационному законодательству банк обязан запросить у предпринимателя отзыв о его деловой репутации. Однако если у предпринимателя нет отзыва, это не является препятствием для открытия счета. В этом случае банк самостоятельно собирает сведения о его деловой репутации», — пояснили «Эксперту» в пресс-службе Альфа-банка.

«Если малый предприниматель или ИП столкнулись с тем, что банк вынуждает его закрыть счет либо представить кучу отчетности из-за низкого уровня налоговых платежей, то они вправе потребовать назвать по меньшей мере еще один признак, по которому банк считает его операции подозрительными. Банк России в своих методических рекомендациях всегда указывает, что один только низкий уровень налоговых платежей не является достаточным основанием для признания операций клиента сомнительными», — рассказывает Сергей Пенкин о том, как можно преодолеть избыточные подозрения банков.

Но порой этого бывает недостаточно, особенно когда на кону важная сделка и время дорого. Доказывать неправоту банка можно будет постфактум в суде, но к тому времени сделка уже будет сорвана.

Заработать на запретах

К несчастью, банки уже научились извлекать пользу из требований регуляторов. Самым распространенным и ненаказуемым способом заработка для банков сейчас является замораживание средств на счетах клиентов. «После выхода инструкций ЦБ РФ № 18-МР и № 19-МР банки получили право приостанавливать операции по счету, то есть блокировать счет, либо приостанавливать проведение конкретной финансовой операции. На практике банк блокирует деньги на счете, и ему это выгодно, поскольку он может беспроцентно пользоваться остатком на вашем счете и на основании пункта 14 статьи 7 закона № 115-ФЗ «О легализации…» запрашивать у клиентов любую информацию, которую посчитает нужной. Если вы подсуетились, собрали все документы и пояснения по поводу рассматриваемой операции банк удовлетворили, счет разблокируют. На практике это может длиться от трех до тридцати дней», — рассказала «Эксперту» генеральный директор АО «НТЦ Энергия», глава налогового комитета «Деловой России» Марина Зайкова. Все это время деньги малого предпринимателя будут оставаться в распоряжении банка, и банк сможет на этом заработать.

Другой распространенный способ заработка банков — увеличение комиссий за проведение сомнительных операций. «Перевели 90 миллионов рублей со счета в одном банке на счет в другой банк. Первый банк написал письмо, что это сомнительная операция и в этот же день снял за нее 15 процентов в качестве своей комиссии. Предприниматели судились восемь месяцев — суд выиграли, деньги вернули, но сделка сорвалась», — рассказывает Сергей Зеленов. Причем, отмечает представитель «Опоры России», на завышенную комиссию ЦБ смотрит спокойно: «Для банков, особенно тех, у кого есть проблемы или которые просто на местах делают план, это хороший способ заморозить деньги, повысить свою репутацию. Многие банки этим занимаются».

Сергей Пенкин отмечает, что 15% — запредельная комиссия, но законодательство не запрещает банку устанавливать любую комиссию, вплоть до ста процентов от сделки. «Формально у банка есть право устанавливать какие угодно комиссии по своим операциям, — подтверждает представитель АРБ. — С другой стороны, эта ситуация явно вызывающая, и потому соответствующие разъяснения со стороны регуляторов скорее всего последуют».

Однако сами предприниматели считают, что бороться с запредельными комиссиями почти невозможно — при отказе платить банк запросто может внести клиента в черный список. «Если операция по инициативе банка будет отменена и он подаст сведения о клиенте в так называемый черный список Росфинмониторинга, с деньгами и этим юридическим лицом на ближайшее время можно будет распрощаться. Как правило, банки приватно сами предлагают клиентам закрыть счет, однако перевести деньги можно только на счет в другой банк, и с этим возникают новые проблемы. Из моих знакомых никто не судился с банками из-за попадания в черный список — это долго, дорого, а перспектива непонятна. Вздыхают, сетуют на очередные сложности с ведением бизнеса — и открывают новое юридическое лицо», — рассказывает Марина Зайкова.

Не упустить своего

Налоговая нагрузка на ИП тоже продолжает расти. Напомним, в прошлом году Верховный и Конституционный суды вынесли постановления в пользу предпринимателей по расчету сумм страховых взносов, подлежащих к уплате ИП. Так, по решению суда индивидуальные предприниматели вправе рассчитывать налоговую базу для страховых взносов исходя из прибыли. Такое решение судов было воспринято с энтузиазмом всеми индивидуальными предпринимателями, и некоторые из них поспешили заявить в налоговые органы о возврате излишне уплаченных взносов из бюджета. Но уже в начале 2018 года Минфин выпустил письмо, в котором разъяснил, что такая формула расчета применима только к тем ИП, которые уплачивают НДФЛ, и не относится к плательщикам по упрощенной системе налогообложения. «В данном вопросе нет никакого расхождения с постановлением Конституционного суда. Указанное постановление касается только плательщиков страховых взносов — индивидуальных предпринимателей, уплачивающих НДФЛ. В Налоговом кодексе, соответственно, прописана возможность уменьшать доход на величину расходов в части определения величины дохода для уплаты страховых взносов индивидуальных предпринимателей, уплачивающих НДФЛ», — пояснили в пресс-службе Минфина.

В результате за пределами положительного решения судов оказались предприниматели, работающие по упрощенной системе налогообложения, — им по-прежнему надо платить взносы исходя из всего дохода, без учета расходов. Причем их платежи вырастут: дело в том, что в Налоговом кодексе для ИП размер страховых взносов в Пенсионный фонд определяется в зависимости от величины дохода за расчетный период. С годового дохода до 300 тыс. рублей уплачивается 26,5 тыс. рублей, а с дохода выше 300 тыс. рублей взимается еще один процент. При этом максимальная сумма страховых взносов ИП ограничена и не может превышать восьми МРОТ. Но если в 2017 году эта сумма составляла 187,2 тыс. рублей, то в 2018 году в связи с повышением МРОТ (в мае 2018 года он вырастет с 9,489 тыс. до 11,163 тыс. рублей) эта сумма увеличится до 212,36 тыс. рублей. «Если прикинуть общую налоговую нагрузку ИП при расчете страховых взносов в соответствии с новыми разъяснениями и исходя из дельты “доходы минус расходы”, то влияние при выручке 21 миллион рублей составит восемь-девять процентов — иными словами, общая налоговая нагрузка ИП увеличивается приблизительно на восемь-девять процентов. То есть самый пострадавший слой предпринимателей — это фактически как раз те предприниматели, которые имеют выручку от 300 тысяч до 21 миллиона рублей. Когда выручка выше, влияние страховых взносов на общую налоговую нагрузку становится уже меньше, так как верхний предел размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (212 360 рублей) уже преодолен», — пояснила Ирина Парулева, эксперт по управлению налоговыми и правовыми рисками АКГ «Градиент Альфа».

Впрочем, адвокаты обращают внимание, что письмо Минфина о том, чтобы предприниматели на «упрощенке» продолжали платить взносы исходя из дохода без учета расходов, не является нормативным документом, а потому может быть оспорено в судах индивидуальными предпринимателями на других формах налогообложения (на той же упрощенной системе): «Это письмо не может являться основанием для начисления. То есть налоговый орган, возможно, и будет доначислять страховые взносы, но это можно оспорить», — поясняет Ирина Адамова, управляющий партнёр КА «Адамова и партнёры», и добавляет, что Конституционный суд рассматривает именно конкретное обращение.

Любовь Маврина

 

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest