115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1.

Британия поможет вернуть деньги в Россию… или в США

04.06.2018

«Эксперт» №23 (1077) 4 июня 2018

Возврат российских денег из-за рубежа происходит не из-за соответствующего закона и второго этапа амнистии и даже не из-за антироссийских санкций. Главные причины — повсеместная отмена банковской тайны и усиливающееся давление на капитал из России, стран СНГ и Восточной Европы.

Усиления притока денег в страну ожидает к концу года глава Сбербанка Герман Греф. «Мы видим приток крупных вкладов из-за рубежа в Россию. Мы не можем определить основание этого притока, но, как нам кажется, это начало притока амнистированных денег», — сказал глава Сбербанка в интервью телеканалу «Россия 24».

Речь идет о втором этапе амнистии капиталов, который стартовал 1 марта 2018 года и продлится до 28 февраля 2019-го. Однако вывод, что именно он стимулирует возврат капитала, все же представляется преувеличением. По всей видимости, более важную роль играют почти повсеместная отмена банковской тайны, обмен налоговой информацией между соответствующими ведомствами разных стран и повышенное внимание к происхождению денег из России, стран СНГ и Восточной Европы.

Больше никаких тайн

Экономические санкции против России тоже играют свою роль, но то, что мы видим в последние месяцы, — это больше усиление риторики. В реальности же давление на российские капиталы увеличивается уже несколько лет. «По тому, что я наблюдаю последние года три, никаких кардинальных изменений не произошло, — рассказывает председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы “Градиент Альфа” Павел Гагарин. — Давление на офшоры и деньги из России было всегда, оно просто усиливается. Причины того, что банки в Западной Европе перестают работать с офшорами, в частности с Британскими Виргинскими островами (БВО), называют разные. На самом деле они уже давно не в почете, разве что Гибралтар, который весьма условно можно отнести к офшорам».

Одним из лидеров в этом вопросе, как это ни удивительно, является Великобритания, которая до недавнего времени довольно благосклонно относилась к иностранным капиталам. Так, недавно вышел доклад британского парламента «Московское золото: Российская коррупция в Великобритании» (Moscow’s Gold: Russian Corruption in the UK). «Британские власти еще в феврале начали направлять запросы о неясном происхождении состояния, а первого мая парламентарии проголосовали за раскрытие бенефициаров компаний на английских заморских территориях к 2020 году, — рассказывает директор по развитию UFG Wealth Management Андрей Пожитков. — Это могло быть сделано и для общего давления на международный бизнес, имеющий какие-то активы в Англии, ведь тот же панамский архив показал, что офшорные компании есть не только у россиян. Теперь это будет использовано для давления на острова Мэн, Джерси, Гернси, на которые правила о раскрытии бенефициаров пока не распространяются».

Невзирая на громкое название, в докладе британского парламента конкретные цифры отсутствуют. Большую его часть составляет пересказ мнений политиков, журналистов и иногда экспертов, а также повторение опубликованных в западной прессе фактов. Однако при этом звучат призывы закрыть «прачечную» по отмыванию российских денег в Лондоне и на зависимых от Великобритании территориях.

При этом уже сейчас действуют так называемые unexplained wealth orders — «запросы о капитале невыясненного происхождения». С 31 января 2018 года правоохранительные органы Великобритании могут через суд потребовать от людей, связанных с серьезными преступлениями или с публичными фигурами за пределами Европейской экономической зоны, объяснений о происхождении их активов. Запрос может поступить в отношении любых активов, превышающие 50 тыс. фунтов стерлингов (чуть более 66 тыс. долларов).

По мнению Андрея Пожиткова, последствия этих мер оценить сложно. «Сами парламентарии отмечают, что они не знают, какие именно деньги желательны для Англии, а какие нет. При этом совершенно очевидно, что средства, полученные преступным путем, становятся нежелательными в любой стране мира. И весь compliance (проверка на соответствие действующим законам. —“Эксперт”), банковский и корпоративный, становится строже», — добавляет он.

Об общей тенденции движения мировых финансов к большей прозрачности говорит и владелец фирмы «Юристы России» Максим Крупышев. По его мнению, это сказывается и на ситуации с офшорами, главной ценностью которых была анонимность владельцев капитала в сочетании с низкими налогами. «Еще летом 2013 года, после саммита “большой восьмерки”, Великобритания сделала в этом направлении первый шаг. В стране появился Центральный реестр бенефициарного владения, цель которого — обнародовать имена всех собственников британских компаний», — напоминает Максим Крупышев.

Открывая острова

Если парламентарии не смогли привести никаких цифр, то это сделали британские СМИ. The Times, ссылаясь на базирующуюся в Лондоне неправительственную организацию Global Witness, недавно заявила: россияне хранят около 34 млрд фунтов стерлингов (47 млрд долларов) в британских офшорах — это в пять раз больше суммарного объема средств на счетах граждан России в банках самой Великобритании. Львиная доля денег — 30 млрд фунтов — размещена на БВО. У наших сограждан это второй по популярности офшор после Кипра.

Вообще, оценить объемы российских денег в британских офшорах довольно сложно. Андрей Пожитков поясняет, что необходимо понимать: хотя компании зарегистрированы в офшорах, их счетов там скорее всего нет — счета могут быть в Швейцарии, на Кипре, в странах Балтии, в Азии. Поэтому следует разграничивать, где физически находятся деньги и где зарегистрирована компания, которой принадлежат открытые счета.

По оценке Павла Гагарина, если пять лет назад из России ежегодно вывозилось где-то 200–250 млрд долларов, а ввозилось не более 50 млрд, то сейчас вывозится не более 50 млрд долларов в год, а ввозится около 100 млрд. «Это как торговый оборот для обеспечения серого импорта, который сократился вместе со всем импортом. По моей оценке, за все предыдущие годы со времен советской власти было всего вывезено около полутора триллионов долларов. На долю Великобритании из всего этого объема приходится где-то пять-семь процентов», — разъясняет Павел Гагарин.

В свою очередь Андрей Пожитков приводит данные британской налоговой службы, которая в августе прошлого года сообщила, что они получают примерно девять миллиардов фунтов от лиц со статусом non-dom (non-domiciled — статус, который получают люди, объявившие, что проживают не в Великобритании).

Что касается официальных российских цифр, то, согласно ЦБ, в 2017 году из России было выведено в офшоры 42 млрд долларов.

Неудивительно, что Россия, со своей стороны, также стремится иметь информацию о том, что же скрывают офшоры, в том числе британские. Так, в 2018 году Британские Виргинские острова были исключены из черного списка офшоров, который каждый год составляется российской налоговой службой. В этот список попадают офшорные территории, которые отказываются делиться с налоговиками сведениями о собственниках компаний. «Обмен данными между РФ и БВО производится согласно Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам. В прошлом году эта система тестировалась, а с 2018 года обмен сведениями происходит на постоянной основе», — рассказывает Максим Крупышев.

Он поясняет, что получить данные о реальных собственниках компаний, расположенных на островах, может только четко определенный перечень государственных органов, так как реестр бенефициаров закрытый. Федеральной налоговой службе России будет предоставлен короткий перечень сведений: имена, даты рождения и гражданство владельцев компании. Дополнительно можно получить финансовые отчеты и данные о регистрации компании. В связи с этим существенно вырастет шанс, что будут раскрыты настоящие собственники многокомпонентных корпораций, связанных с БВО.

Проще вернуться

Что интересно, в рамках деофшоризации контролирующие органы уже давно отошли от борьбы непосредственно с самими офшорами. Как рассказывает Павел Гагарин, сейчас, когда банк принимает решение, закрывать или не закрывать счет какой-либо компании, он смотрит не на ее юрисдикцию, а на то, для чего она создана, какой деятельностью фактически занимается, какие платежи через нее проходят, кто бенефициар и в каких целях он эту компанию создал. «Банки перестали мыслить формально и начали мыслить бизнес-кейсами, они рассматривают ситуацию в целом по бенефициару», — поясняет Павел Гагарин.

В некоторых случаях и санкции играют важную роль. «Банковское, финансовое законодательство в странах Евросоюза унифицировано, но реальные правила жизни везде разные. Если до этого года русские могли спокойно открывать счета как физические лица, счета юридических лиц и даже офшоров в Латвии, Литве и Эстонии, то сейчас этого практически нельзя сделать, а те счета, которые есть, закрываются. Потому что ФРС США, которая контролирует все долларовые потоки, предписала уменьшить долю российских денег в Прибалтике с сорока пяти до пяти процентов, — рассказывает Павел Гагарин. — Данное указание ФРС США поставило банковские системы указанных стран на грань выживания».

В связи со всем этим сами российские компании и граждане уже давно задумываются о возвращении денег в Россию. Однако стоит понимать, что речь в первую очередь идет о ликвидных активах, а не о недвижимости или бизнесе за рубежом. По оценке Павла Гагарина, около половины компаний офшорную деятельность свернули и возвращают деньги, вывезенные ранее, а вторая половина активно думает, как бы это красиво сделать. «У крупных компаний речь идет о десятках и сотнях миллионов долларов, частные инвесторы, у которых до десяти миллионов долларов, тоже активно этим занимаются. С другой стороны, те, кто купил за рубежом недвижимость, в том числе в Англии, или бизнесы, остаются с ними и продавать не намерены. Вывозятся деньги, которые лежали на банковских счетах, были вложены в ценные бумаги, векселя, инвестиционные фонды, страховые программы и другие активы — вот эти живые деньги активно возвращаются в страну», — рассказывает председатель совета директоров «Градиент Альфы».

С другой стороны, Максим Крупышев утверждает, что интерес к БВО-зоне у российских бизнесменов снизится лишь незначительно — в первую очередь потому, что многие предприниматели в период деофшоризации российских компаний перестали быть налоговыми резидентами РФ. «Утратить этот статус несложно — нужно всего лишь находиться за пределами России больше 183 дней в году. А если владелец активов, находящихся на Британских Виргинских островах, не относится к российским резидентам, то и сведения о нем в налоговую службу РФ передаваться не будут», — поясняет Максим Крупышев. Второй важный факт состоит в том, что в этой офшорной зоне зарегистрированы сотни тысяч компаний. Соответственно, власти БВО чисто физически не смогут оперативно передать сведения обо всех собственниках. «Обмен данными наверняка продлится достаточно времени, чтобы владельцы предприняли необходимые для собственной безопасности действия», — говорит юрист.

«Не все скрывающиеся от властей жители Великобритании, связанные с СНГ, хотят или могут вернуться на свою историческую родину, — рассуждает Андрей Пожитков. — Какая-то часть, конечно же, из Англии уйдет, но куда? У нас есть клиенты, которые меняют Англию, скажем, на Швейцарию».

Интересно, что в качестве офшора все более популярными становятся сейчас… США. «Собственники компаний, которые заинтересованы в конфиденциальности, подумывают о переводе капиталов в США, — говорит Максим Крупышев. — Эта страна не присоединялась к международным соглашениям, касающимся обмена данными о бенефициарах. При этом в некоторых штатах действуют весьма выгодные для бизнесменов условия налогообложения. А о том, что Америка будет предоставлять какие-либо сведения о своих резидентах налоговой службе России, не может быть и речи».

Алексей Долженков

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest