115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1.

Как сотрудничество в кризис стало выгоднее конкуренции

30.05.2020

«Ведомости»

Впервые новый коронавирус был обнаружен в китайском Ухане в начале декабря 2019 г. и с тех пор широко распространился по всему миру (более 5 млн заразившихся, по данным на 28 мая). Чтобы предотвратить развитие пандемии, власти многих стран ввели ограничения на передвижение людей – в начале апреля 2020 г., писал Euronews, на карантине одновременно сидело более 3,9 млрд человек, или половина населения Земли.

Пострадала и экономика: многие страны приостановили работу не только кафе и магазинов, но и промышленных предприятий (кроме жизненно необходимых). Это приведет к краху экономики, считают аналитики. Самые пессимистичные прогнозы – у рейтингового агентства Fitch и Международного валютного фонда (МВФ): они предполагают падение мировой экономики на 3,9 и 3% соответственно и роста в 2021 г. на 3–4 и 5,8%. В России падение в этом году составит 3,3% ВВП, по оценкам Fitch, и 5,5%, по оценкам МВФ. В 2021 г. экономика вырастет на 2,5 и 3,5% соответственно. В предыдущий раз рецессия в экономике была в 2009 г., когда глобальный ВВП сократился на 0,1% в реальном выражении.

Что означает буква траектории:

V – быстрое падение и столь же быстрое восстановление;
U – более долгий период низкой экономической активности, но последующие восстановление;
L – самый пессимистичный сценарий c резким обвалом и последующей депрессией.

Траектория восстановления мировой экономики – в виде букв V, U или L (что означают буквы – во врезе. – «Ведомости&») – будет зависеть от международной кооперации. Мировые лидеры должны отбросить мелкий национализм и возглавить глобальное движение против пандемии, говорит Паола Субакки, профессор Института глобальной политики при Лондонском университете королевы Марии: «Только координация может предотвратить наихудший сценарий развития событий».

В кризис выгоднее сотрудничать…

За последние несколько лет структура международного сотрудничества, созданная после Второй мировой войны, обветшала, как никогда, и во всем мире экономические националисты отдаляют правительства все дальше друг от друга, констатируют аналитики Института мировой экономики Петерсона. Националистические ответы на нынешние общие вызовы не только нанесут коллективный ущерб, но и оставят в наследство повышенное недоверие членов общества друг к другу, отмечают они.

Потери социального капитала (доверие людей друг к другу и к социальным институтам, государству) будут не менее серьезными, чем потери экономические, отметил в разговоре с «Ведомости&» руководитель исследовательской группы «Циркон» Игорь Задорин. Люди будут пересчитывать оставшихся надежных партнеров, пересматривать отношения друг с другом, к компаниям, к учреждениям, считает он.

В свою очередь, продуктивные и скоординированные действия стран G20 принесут быстрые результаты в виде спасения жизней и восстановления рабочих мест, а также продемонстрируют мощь глобального сотрудничества, пишут в статье аналитики Института мировой экономики Петерсона. Так, на первых двух встречах лидеров G20 в 2008 и 2009 гг. достигнутые договоренности помогли поставить точку в глобальной экономической рецессии, напоминают они.

У стран есть все возможности для кооперации, уверен директор финансового центра «Сколково» – РЭШ Олег Шибанов. Если удастся совместными усилиями найти вакцину от коронавируса, то восстановление экономик пройдет быстрее. И хотя это идет вразрез с рыночными принципами (компании должны зарабатывать на изобретении лучшего продукта), при затяжной пандемии международное сотрудничество может быть выгоднее, чем локальные решения отдельных компаний, рассуждает экономист.

Пандемический кризис сильнее всего бьет по здоровью населения и человеческому капиталу, а ведь именно он самый важный для восстановления экономики ресурс, рассуждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы: «Огромное значение сейчас приобретают любая взаимопомощь и ощущение, что ты не один на один со своими проблемами».

Но есть проблема во взаимном недоверии между странами, которое развивалось еще до кризиса, пишут Обстфельд и Позен в статье. Вернуть доверие – значит отказаться от торговых войн и запрета на экспорт отдельных медицинских товаров (он, например, был введен в начале пандемии в Евросоюзе), обмениваться знаниями и разработками в развитии здравоохранения и лечении COVID-19. Если страны не смогут преодолеть взаимную подозрительность, то пострадают от этого сами: умрет больше людей, не выберутся из кризиса многие жизнеспособные предприятия и рабочие места. Участники G20 уже принимают многие меры внутри своих стран, например выделяют финансовую помощь, но, для того чтобы избежать глобального экономического коллапса и спасти жизни людей, этого недостаточно, сокрушаются ученые.

Bloomberg оценивает: государства в сумме выделяют для помощи экономике $8 трлн (без учета помощи от центральных банков). Это порядка 10% глобального ВВП. Но помощь распределяется неравномерно – согласно данным МВФ, около 60 стран с суммарным населением более 2 млрд человек не смогли найти даже нескольких миллиардов долларов для дополнительных расходов бюджета. В России, по подсчетам The Bell, людям и бизнесу государство выделило 3 трлн руб. ($42,3 млрд по курсу на 21 мая), или 2,6% ВВП. Для быстрого восстановления необходима одновременная поддержка спроса в разных странах, подтверждает Шибанов.

…и бизнесу тоже

У компаний не так много возможностей кооперироваться, считает Суслина, но примеры есть. Так, некоторые малые предприятия объединяются для «борьбы за жизнь» и формируют площадки по сбору средств, другие – объединяют усилия, например организуя общую доставку сопутствующих товаров и т. п. Кооперация помогает распределить издержки, экономить на расходах и обмениваться клиентской базой, а также перенастроить производство на массовый выпуск продукции (пример – ресторанные коллаборации), перечисляет профессор РАНХиГС Александра Кочеткова. Вместе компании могут работать с крупными и ранее недоступными клиентами и выходить на новые рынки за счет синергетического эффекта, говорит она. В свою очередь, прерывание цепочек взаимоотношений между партнерами почти в половине случаев приводит к тому, что экономические субъекты сами не могут исполнять обязательства, указывает социолог «Левада-центра» Степан Гончаров.

В социологии известно: во время кризисов усиливаются горизонтальные связи, которые компенсируют рушащиеся рыночные механизмы, отмечает социолог Григорий Юдин, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук – Шанинки. В пример он приводит экономику стран бывшего социалистического блока на стыке 1980-х – 1990-х гг. Оказавшись в новой реальности, домохозяйства объединялись в сети обмена натуральными продуктами, а компании, став частными, продолжали использовать прежние промышленные связи для снижения неопределенности. Но появятся ли механизмы взаимной поддержки в нынешнем кризисе, говорить пока рано – он толком не начался, заключает Юдин.

Между тем за рубежом, где сотрудничество бизнеса более развито, уже появляются его новые формы, говорит член генерального совета «Деловой России» Павел Гагарин. Например, компании объединяются в товарищества взаимного кредита: фирмы со свободными средствами бесплатно кредитуют тех, кому деньги необходимы для поддержки бизнеса. Кредиторы помогают в надежде на то, что те их тоже поддержат тогда, когда им самим понадобятся деньги.

Правда, пока попытки разных компаний делать новый бизнес друг с другом вряд ли помогают преодолеть кризис, считает Шибанов: взаимопомощь компаний никак не компенсирует снижение доходов конечных покупателей и деловой активности.

Тематика

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest