115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1.

Не вернул валюту — срок условно

03.09.2018

«Эксперт»

Уголовное наказание за нерепатриацию валютной выручки уже давно неэффективно, но все еще в ходу — вопреки всякой экономической логике

Законопроект о либерализации валютного контроля будет внесен в правительство к концу третьего квартала текущего года. Об этом недавно заявил заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев. Предполагается, что в закон будет включена норма об отмене обязательной репатриации при расчете в национальной валюте — это должно простимулировать общий переход на расчеты в ней.

А вот насколько будет либерализован валютный контроль при расчетах в международных резервных валютах, пока неизвестно. К тому же, как сетуют в корпорации «Технониколь», «все текущие действия по изменению законодательных актов по вопросам валютного регулирования решаются крайне медленно, дискуссии длятся уже практически годы, а утвержденных изменений в нормативно-правовые акты мы так и не видим».

Напомним, что в конце июля этого года уже был принят закон о смягчении режима репатриации валютной выручки. От наказания за нерепатриацию были освобождены крупные аффилированные с государством компании, попавшие под санкции. Однако наказание за нерепатриацию валютной выручки в должный срок (административное и даже уголовное) до сих пор сохраняется для всех прочих компаний. Возникает вопрос: если отмена обязательной репатриации для ряда крупнейших компаний не опасна для экономики, то почему нужно сохранять эту норму для всех остальных? Даже ЦБ в своем «Обзоре рисков финансовых рынков» признал, что смягчение режима репатриации валютной выручки для экспортеров, столкнувшихся с санкционными ограничениями, не окажет значимого воздействия на объем продажи экспортной выручки и конъюнктуру внутреннего валютного рынка.

Самое интересное, что главным инициатором послаблений для подсанкционных экспортеров был Минфин, который никак нельзя обвинить в излишней либеральности. Сейчас министерство наконец начало готовить предложения по декриминализации ст. 193 УК РФ («Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации»), которые будут в ближайшее время сформулированы в докладе правительству. «Цель этой инициативы видится в выводе из-под уголовной ответственности нарушений валютного законодательства, обусловленных обстоятельствами гражданско-правового характера, которые налагают на бизнес и без того избыточные обязанности и ограничения», — объясняет партнер юридической компании «Сотби» Антон Красников.

Чтобы разобраться, насколько эффективны административные штрафы и уголовная ответственность за нерепатриацию, надо посмотреть на судебную практику. «Уголовные дела именно по 193-й статье — редкий случай, — рассказывает сопредседатель “Деловой России” Андрей Назаров. — В прошлом году, например, к ответственности было привлечено 56 человек. Как правило, экономические составы все-таки подводят под 159-статью УК РФ “Мошенничество”, потому что там и максимальный срок наказания на семь лет больше. Отсюда и статистика: 171 возбужденное уголовное дело по статье 193 УК РФ (по данным Федеральной таможенной службы) против 220 тысяч по 159-й статье».

«Конкретно об уголовных делах в отношении репатриации валютной выручки статистика Судебного департамента при Верховном Суде РФ умалчивает. Эти дела теряются в общей категории «преступления в сфере экономики», а туда входят порядка 30 статей УК РФ, — отмечает финансовый эксперт АКГ «Градиент Альфа» Ирина Парулева. — Обращу внимание на статистику прокуратуры – не очень свежую, но очень показательную. Так, в 1999 г. по ст. 193 УК РФ (она тогда несколько иначе звучала) было возбуждено 132 уголовных дела, в суды направлено 14 дел. В 2000 г. выявлено 232 преступления, окончено расследованием 79 уголовных дел, в суд направлено 13. При этом за 1998 — 1999 гг. по данной статье осуждено всего два человека по двум уголовным делам.

Собственно, и на сегодняшний момент, если начать искать эти дела «вручную» находятся единичные случаи. Возникает логичный вопрос: так ли работоспособна эта статья? Ведь трудовые и временные затраты по выявлению и доведению этих дел «до ума» требуются значительные. В основном поводом для возбуждения становится истечение предельного срока возврата валютной выручки и крупном размере таковой – соответственно возбуждению дела предшествует длительная и трудоемкая проверка, проводимая различными госорганами (начиная с таможни). И к моменту доведения до суда зачастую уже нет ни фирмы, ни имущества, подлежащего аресту, ни лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого и т.д. Мне не удалось найти ни одного примера, когда удалось бы вернуть средства из-за границы.

Если говорить о международном опыте, то США и страны Европы практически не имеют валютных ограничений и требований о репатриации валютной выручки. А, скажем, Китай или Индия, напротив: имеют довольно строгое законодательство в этой области, продаже подлежит 100% валютной выручки.

То есть развитые страны либо применяют репатриацию точечно к определенным сделкам, либо не применяют вообще. А развивающиеся имеют более жесткие валютные ограничения и контроль за внешними сделками.

Мы движемся в направлении смягчения этих требований, вероятно из-за присоединения к международным конвенциям в части обмена налоговой информацией, а также информацией о движении средств по международным счетам. Хотя, напротив, с такой же вероятностью это может быть связано и с применяемыми к нам санкциями».

Полностью материал опубликован в журнале «Эксперт»

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest