115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Аналитика

Где взять деньги: 10 источников финансирования бизнеса, актуальные в 2015 году

30.01.2015
Автор: Гагарин Павел Александрович

Еще два года назад денег в России для финансирования наиболее интересных инвестиционных бизнес-проектов хватало, и даже с избытком. Наша консультационная деятельность в этом направлении сводилась в большинстве случаев к «упаковке» компаний в приемлемый для банкира или инвестора вид. Но в середине прошлого года ситуация начала довольно резко меняться. Последствиями событий на Украине и аннексии Крыма стало введение западных финансовых санкций и существенное ограничение для российского бизнеса и банковской системы европейского и американского долгового окна (цена потерь по оценкам Минфина — $200 млрд). В результате сворачивания программы количественного смягчения денежно-кредитной политики развивающиеся рынки недополучили более 30% инвестиций. В довершение всего рухнула главная цена российской экономики – цена на нефть (на 40% за второе полугодие). Вслед за ней пикировал рубль. Сегодня на первом месте вопрос не как понравиться инвесторам и банкирам, а где найти альтернативные источники финансирования.

У государства в текущий момент и в обозримой перспективе нет денег даже на финансирование системообразующих госпрограмм и проектов в полном объеме. Крупные частные компании откладывают свои инвестиционные программы до лучших времен, а они, вероятно, наступят не ранее конца 2017 года. Соискателям дополнительного оборотного и стратегического инвестиционного капитала стоит рассчитывать лишь на самих себя. Тем не менее…

1-2. Кредит в банках, а также партнерство с самыми привлекательными их заемщиками.

Теперь кредитоваться очень затруднительно, ставки по кредитам выросли до запретительного уровня. У банков стало меньше денег из-за снижения потребления внутри страны и реальных доходов населения (они, по нашим, оценкам, упадут в этом году на 8-10%), просрочки по кредитам, зачистки банковского сектора Центральным банком и уже упомянутой невозможности привлекать западные деньги. Есть и гораздо более фундаментальная причина снижения банковской ликвидности и увеличения случаев невозврата выданных коммерческих кредитов. Это запредельно низкий уровень добавленной стоимости в общем объеме ВВП, в среднем, не более 10 копеек на каждый рубль. Для сравнения: в США в каждом долларе 90 центов – это добавленная стоимость. Такой добавленной стоимости в произведенной российской продукции катастрофически не хватает для обслуживания даже внутреннего долга, в частности, банковских кредитов. С внешним долгом, который исчисляется сотнями миллиардов долларов ситуация гораздо хуже.

Объемы кредитования падают и приближаются к критическим для ряда отраслей значениям. У банков всё меньше надёжных заемщиков. Причём объективно меняются предпочтения банкиров. Так, еще недавно самыми надежными и привлекательными заемщиками были девелоперы. Но поскольку их деньги – «длинные», и строители сильно зависимы от госконтрактов, плата за которые может поступать с существенными задержками и не в полном объеме, девелоперы стали самыми нежелательными для банкиров клиентами.

Теперь у банков в приоритете другие отрасли. Например, платная медицина. Этот рынок за последние три года вырос более чем на 30%, по итогам прошлого года его объем составил 560 млрд руб., а к 2017 году по нашим прогнозам может превысить 1,8 трлн руб. Ликвидация государственных больниц и бесконечные реформы в здравоохранении на руку частным медицинским компаниям. В России сейчас работают около 19800 частных медицинских учреждений, большая часть – стоматологические клиники. Наиболее крупные из них активно строят больницы в регионах (MD Medical Group Марка Курцера, «Медси», принадлежащая АФК «Система», «Европейский медицинский центр» бывшего совладельца «Нидана» Игоря Шилова).

Как говорит один из моих партнеров по бизнесу, люди всегда будут кушать, болеть и лечиться. Поэтому еще две очень интересных для банкиров отрасли – это все, что связано с питанием в эконом-сегменте (производство продовольственных товаров, общепит), а также фармацевтика. В прошлом году производство российских сыров увеличилось на 14%, мяса – на 13%. В январе 2015 года в полтора раза увеличилось производство консервированных овощей. А объем фармацевтического рынка в России в будущем году по нашим ожиданиям превысит 1 млрд руб. (в 2014 г. было 827 млн руб.).

Банкиры и инвесторы также охотно кредитуют компании, которые государство поддерживает в рамках контрсанкций и курса на импортозамещение (например, тепличные и рыбоводческие хозяйства), а также металлургов, успешно замещающих украинскую продукцию.

Ну а новые спортивные мероприятия вроде чемпионата мира по футболу 2018 года станут новыми драйверами роста для производителей и продавцов спорттоваров. Этот рынок растет на 15-20% в год. Впрочем, наиболее предусмотрительные спортивные ритейлеры в связи с падением в России покупательского спроса и упрощением потребительских запросов россиян делают ставки на другие рынки. Так, группа компаний «Спортмастер» в ближайшие годы планирует сосредоточиться на развитии в Китае. В этом году ритейлер вдвое снизил планы по открытию торговых точек в России, а азиатский рынок намеревается активно тестировать. Если этот «тест-драйв» пройдет успешно, то через пять лет в Китае у «Спортмастера» должно быть больше магазинов, чем в России. Руководство сети осознает, что конкуренция с местными игроками высока, но такого формата, как «Спортмастер» (магазины от 1000 кв. м с большой долей товаров под собственной торговой маркой), в Китае нет.

Остается включить в топовый список экспортеров, которые в выигрыше от укрепления валюты и ослабления рубля, особенно химиков и нефтехимиков – и вот топ-7 самых желанных заемщиков для банков и самых нужных клиентов для вас. Дела у них идут если не блестяще, то однозначно лучше, чем у остальных.

И даже если вы к их числу не относитесь, но сумеете убедить финансово-кредитную организацию, что они – ваши якорные партнеры, то весьма вероятно, что банк проявит к вам персональный подход и даст кредит на приемлемых условиях.

Топ-7 заемщиков, которые в приоритете у банков

1. Экспортеры.

2. Частная медицина.

3. Фармацевтика.

4. Пищевая промышленность (эконом-сегмент).

5. Отрасли, поддерживаемые в рамках импортозамещения.

6. Спорттовары.

7. Металлургия.

3. Участие в относительно честном способе улучшения банком качества кредитного портфеля.

Впрочем, банкиров могут заинтересовать и предприятия других секторов. Жесткие требования ЦБ к качеству их кредитного портфеля вынуждают банки идти на следующие операции.

Представим, что у банка есть проблемные заемщики IV группы (к ней банкиры относят безнадежные с точки зрения возвратности кредиты и в кризис таких заемщиков все больше). Чтобы улучшить свои показатели по состоянию кредитного портфеля банк формально выдает кредит некой компании (схемному заемщику II категории, шаг 1). Этот формальный заемщик различными путями перечисляет деньги другой организации (А, шаг 2). Она в свою очередь дает заем третьей компании (Б) посредством системы неформального клиринга (взаимозачетных платежей). На шаге 3 эта компания перечисляет деньги тому самому безнадежному заемщику IV категории, чтобы он выполнил свои обязательства перед банком согласно кредитного договора (погасил кредит), тем самым улучшив качество кредитного портфеля в целом (шаг 4).

Проблемный кредит де-факто таковым и остается, но теперь заемщик за счет «круговорота денег» относится уже не к «безнадежной» IV группе, а ко II, весьма приличной.

Понятно, что банк, вставший на подобный скользкий путь схемного улучшения кредитного портфеля, во-первых, имеет мало шансов с него сойти, а, во-вторых, и это самое главное, вводит в заблуждение относительно своего реального состояния и своих клиентов, и регулятора (ЦБ РФ). Применение подобных схем в настоящее время затруднено рядом ограничительных инструкций ЦБ РФ, и банкам становится все труднее незаконно улучшать качество кредитного портфеля. Но проводимый нами аудит банков показывает, что данный способ все еще актуален.

4. «Касса взаимопомощи».

Потребность в перекредитовании и пролонгации взятых ранее кредитов стремительно растет. Но это затруднено – как по причине дефицита у банковской системы ликвидности, так и из-за действий регулятора, отслеживающего и запрещающего перекредитование. Поэтому предприниматели и консультанты придумывают схемы работы, альтернативные банковскому кредитованию. Компании неформально объединяются в своеобразные «кассы взаимопомощи»: одни предприятия, у которых имеются временно свободные средства (например, не сезон в бизнесе), кредитуют других, более нуждающихся в деньгах. Получается нонсенс: потребность бизнеса в банковских продуктах увеличивается, но из-за дефицита предложения компании обходятся без помощи банков.

5. Господдержка.

Речь не идет о правительственном антикризисном плане. (Будем надеяться, что кризис кончится раньше, чем этот план начнет реализовываться, поскольку он является формальной калькой с антикризисного плана 2008-2009 годов.) Речь идет о поддержке компаний на уровне региональных бюджетов и госпрограммах поддержки бизнеса (государственно-частное партнерство, особые экономические зоны и прочие территории опережающего развития, льготные кредиты, госгарантии возвратности вложенных инвестиций и т.д.).

В России большое количество госструктур или структур, связанных с государством, которые могут представлять интерес и поддержку для бизнеса:

  • фонды федерального уровня (пожалуй, самый известный и богатый среди них – Российский фонд прямых инвестиций, РФПИ, зарезервированный капитал — $10 млрд);
  • городские фонды и учреждения (в Москве это ГБУ «Малый бизнес Москвы», Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы, Московский фонд развития венчурного инвестирования, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере);
  • региональные корпорации развития (структуры областных правительств, как правило в форме ОАО, через которые регионы участвуют в совместных проектах с частными инвесторами);
  • территории опережающего развития (особые экономические зоны, технопарки, технополисы, а также бизнес-инкубаторы);
  • федеральные и региональные целевые программы, масштабные спортивные и инфраструктурные госпроекты;
  • государственные гранты и субсидии (так, благодаря грантовой поддержке, полученной в конце прошлого года, алтайская компания «Пантопроект» разрабатывает и внедряет в производство новый продукт «Террапан» на основе сухого мяса алтайского марала с витаминами, минералами и аминокислотами).

Понятно, что получить господдержку предпринимателю «с улицы» очень сложно. С вами будут мило беседовать, долго консультировать по поводу того, какие документы собрать и какие материалы подготовить для одобрения проекта, но заканчивается такое общение чаще всего ничем. На недостаток финансирования и избыток интересных проектов сослаться можно всегда, а в кризис – особенно. Поэтому заходят многие предприниматели в эти структуры, что называется, «с черного хода» – по своему хорошему знакомству или через консультантов.

Даже по личной просьбе губернатора Свердловской области и письменного одобрения президента РФ ОАО «Корпорация развития Среднего Урала» задерживала выделение 1,2 млрд руб. на строительство «Уральского медицинского центра» бывшему главе «ВСМПО-Ависма» Владиславу Тетюхину. Для ускорения процесса пришлось подключаться федеральным министрам. В итоге деньги все же нашлись, Свердловская область за свое финансовое участие получит 20-25% акций медцентра, но без применения «ручного режима управления» проект буксовал.

Наиболее значимые и интересные проекты получили поддержку Агентства стратегических инициатив (АСИ). По нашим данным, в прошлые годы примерно одна из семи социально значимых и хорошо проработанных заявок в АСИ получала одобрение. Бизнес-кейс, который мы приводим в качестве примера – компания Senior Group, управляющая сетью пансионов для пожилых людей. При помощи АСИ компания в первой половине 2010-х годов сумела доказать, что забота о стариках может быть не только богоугодным делом, но и прибыльным бизнесом. В прошлом году «Европейский медицинский центр» выкупил контрольный пакет Senior Group, в развитие проекта будет вложено 600 млн руб. Этот кейс, кстати, подтверждает не только нацеленность на развитие компаний медицинского и фармацевтического рынков, но и перспективность вложений в смежные с ними бизнесы – частные дома престарелых и детские сады.

6. Госзаказ и госзакупки.

Конечно, в кризис многие программы господдержки сворачиваются. Но и обычный госзаказ может спасти многие бизнесы. Посудите: по данным Минэкономразвития, бюджетные расходы в 2014 году составили 22 трлн руб., из них государственный и муниципальный заказ – 9 трлн руб., т.е. свыше 40%.

Впрочем, сейчас государство – далеко не самый желанный и интересный для бизнеса партнер. В списке источников финансирования мы его не случайно поставили только на пятое-шестое место. Государство систематически задерживает платежи, жестко режет расходы. Нынешнее 10-процентное урезание планов всеми министерствами и ведомствами – только первая ласточка. По нашим сведениям от источников в правительстве, до конца первого полугодия Минфин планирует урезать расходы еще почти на такую же сумму (примерно на 700 млрд руб.). А ведь многие контракты были уже заключены на эти деньги. И даже на гораздо большие: многие оборонные ведомства не сомневались, что благодаря сложной геополитической ситуации им не уменьшат, а наоборот увеличат финансирование.

Резкая девальвация рубля, инфляция в районе 20% и сильная зависимость от импорта делает для бизнеса невыгодными многие уже заключенные госконтракты. Банкротства таких компаний могут спровоцировать проблемы в банковском секторе, прежде всего, у банков, кредитовавших их и выдававших им банковские гарантии.

Поэтому в этом году банки существенно ужесточили выдачу гарантий (а девелоперам и вовсе перестали их выдавать; банкиры еще долго не забудут «Мостовик» и такие же неудачливые компании меньшего размера). В качестве обеспечения финансово-кредитные организации требуют уже не только выручку по госконтракту и личное поручительство собственника, но и депозит в размере до 50% от суммы обязательства. А крупные господрядчики стали требовать от своих контрагентов гарантий только крупных банков, желательно – государственных.

В общем, если влезать в госзаказ – то только тщательно просчитав все возможные выгоды и риски (особенно, правовые, см. следующий абзац). И заручившись поддержкой банка из топ-30.

В регулировании закупок по законам №44-ФЗ и №223-ФЗ с начала 2015 года произошли существенные изменения. Так, с 1 января вступил в силу закон №498-ФЗ, изменивший правила закупок по 44-му закону, требования к содержанию заявок, планирование и нормирование закупок. В этом году правительство планирует утвердить условия и порядок внесения изменений в контракты, предоставления отсрочки уплаты и списания начисленных неустоек, а также ввести обязательные электронные конкурсы, запросы котировок и предложений. Что касается закона №223-ФЗ, то с 1 января 2015 г. заказчики обязаны размещать сведения о договорах в реестре договоров на интернет-сайте, а с 1 января 2016 г. – проводить обязательные закупки в размере не менее 18% годового объема у малого и среднего бизнеса (если выручка превышает 1 млрд. руб.). Типовое положение о закупочных процедурах, проводимых для нужд акционерных обществ с государственным участием Росимущество утвердило 24 декабря 2014 г.

7. Альянсы соинвесторов.

Экономическая нестабильность стимулирует использование схем, давно распространенных в Европе, но пока еще не очень популярных в России. Так, розничные гипермаркеты рассчитывают преодолеть трудности с финансированием строительства новых магазинов при помощи создания стратегических альянсов с девелоперами и уже упомянутым РФПИ. Ведь это достаточно затратные проекты (например, «Ашан» оценил инвестиции в запуск своего гипермаркета в недавно открывшемся торговом центре «Авиапарк» в Москве в 800 млн руб., открыть торговый центр Metro Cash & Carry – в два раза дороже), а сейчас привлекать кредиты довольно сложно. Поэтому обсуждается создание партнерства фонда, девелопера и ритейлера (последний получает построенный по такой схеме торговый объект в долгосрочную аренду).

Стратегические альянсы применимы и в среднем бизнесе при меньших масштабах. Подобные схемы наша компания уже с успехом применяла в нескольких регионах для структурирования финансирования строительства складов для ритейлеров.

8. Краудное финансирование.

Еще один источник финансирования, пока мало применимый в России – краудфандинг, то есть всенародный сбор средств на какое-то значимое дело. Если ваш бизнес-проект может понравиться людям и его реально преподнести как социально значимый, околоблаготворительный или хотя бы творческий, то шансы на успех имеются.

В Европе и США через интернет-платформы коллективного финансирования запускаются стартапы, собираются средства на фундаментальные исследования и серийные производства инновационной продукции. Такие порталы, как правило, работают за комиссию от привлеченных средств, а пользователь, финансово поддержавший чужую идею, обычно получает благодарность или символический подарок.

Наиболее подходящие для бизнеса отечественные интернет-площадки – это, на наш взгляд, www.planeta.ru, www.boomstarter.ru и www.kroogi.com. Первая из них — самая крупная. Как сообщают ее создатели, с момента основания в июне 2012 года через нее удалось привлечь 170 млн. руб. на 1600 проектов (получается, что в среднем на проект чуть больше 100000 руб.). А вторая – аналог самой популярной в мире краудфандинговой платформы Kickstarter (США). Для сравнения: за пять лет ее работы удалось профинансировать около 60000 успешных проектов на сумму более $1 млрд (средний «чек» на проект – почти $17000, поэтому неудивительно, что, несмотря на большие сложности, на этой площадке размещают свои стартапы россияне).

9. Комбинированные способы альтернативного финансирования.

Зачастую оптимальное решение по пополнению оборотных средств или привлечение долгосрочных кредитов и инвестиций лежит на пересечении различных финансово-кредитных технологий. При этом привлекаются контрагенты, банкиры, другие финансовые партнеры. В подобных случаях часто возникают юридические коллизии из-за невозможности обеспечения равных прав участников проекта (пропорционально вложенным средствам, товарам, услугам и технологиям, даже с применением корректирующих коэффициентов).

Тем не менее, в сегодняшних условиях есть масса удачных бизнес-кейсов. Так, учредители ярославской группы компаний «Метро», чтобы спасти один свой перспективный проект, решились на продажу друг другу в ипотеку своих же домов. Процент по ипотечному кредиту всегда ниже любого другого, доверяют друг другу они как самому себе, все в рамках закона, для налоговых и правоохранительных органов и даже для банкиров ничего подозрительного в таких сделках не было – так почему бы не выиграть несколько миллионов рублей на разнице процентной ставки?

В арсенале нашей компании есть несколько десятков таких нестандартных способов привлечения финансирования. Но их мы рассказываем только на консультациях.

10. Внутренние резервы: помоги себе сам.

Данный способ применяется в основном в холдингах, в которых присутствуют предприятия различного уровня с точки зрения управленческой структуры (управляющая компания холдинга; балансодержатель основных активов; компания, на которую зарегистрированы товарный знак, торговая марка, авторские права, патенты и т.д.; производственные и сбытовые структуры). В этом случае компания, накопившая достаточное количество средств, может вложить их не во внешние инвестиционные проекты, а в компании внутри этого формального или неформального холдинга. Это позволяет существенно экономить на запретительных ставках по банковским кредитам.

Вообще сэкономленные деньги – все равно что заработанные. Поэтому когда к нам на консультации приходят соискатели инвестиций, мы анализируем, так ли они им нужны (по крайней мере, в обозначенном ли объеме?) и какие имеются способы оптимизации потребности во внешнем финансировании. Внутренний и внешний финансовый аудит компаний и проектов позволяют предложить эффективные технологии оптимизации налоговой и кредитной нагрузки, товарооборота, работы с субподрядчиками, возврата дебиторской задолженности, отсрочки платежей.

Если говорить о конкретике, то это не только непопулярные меры вроде сокращения персонала, сворачивания социальных программ (ДМС, оплата питания, обучения и фитнеса), но и вполне приемлемые для персонала новшества, которые не приводят к оттоку кадров и снижению привлекательности работодателя на рынке труда. Например, перевод сотрудников на неполный рабочий день или сокращенную рабочую неделю. Также это аустаффинг персонала, аутсорсинг отдельных участков деятельности (бухгалтерия, юридическая часть, логистика). И, конечно, отказ от представительских расходов, избыточных офисных площадей, непрофильных и дорогих в содержании активов, убыточных и экономически нецелесообразных проектов. Но главное – увеличение производительности труда, которая в России неприлично низка по сравнению с развитыми экономиками.

Если говорить об аутсорсинге, то это давний общемировой тренд, который в кризисные и посткризисные времена распространяется в России. Сейчас, правда, аутсорсинг (да и сокращенный рабочий день) – красная тряпка для налоговых органов, которые очень внимательно отслеживают соответствие компаний средним отраслевым показателям, в том числе и по зарплате. Но этот вовсе не значит, что пользоваться этими приемами нельзя. Анализ клиентских проектов АКГ «Градиент Альфа» показывает, что замена одного сотрудника аутсорсингом дает компании экономию до 400 000 руб. в год и выше. Аутсорсинг бухучета снижает затраты работодателя примерно на 30% (экономия на зарплате и соцвыплатах, высвобождение рабочего места, сокращение затрат на оргтехнику и программное обеспечение, снижение издержек на подбор и обучение персонала). Если бы аутсорсинг не был бы выгоден, то, надо полагать, «Промсвязьбанк» не передал бы на аутсорсинг «Техносерву» систему SAP CRM, а страховая компания «Альянс» не передала бы на аутсорсинг управление печатной инфраструктурой компании Xerox. Это свежие примеры конца прошлого и начала этого годов.

Кроме того, сотрудничество с опытными бухгалтерами, финансистами и аудиторами, которое начинается с аутсорсинга, зачастую расширяется до налоговой оптимизации бизнеса. Эта наша услуга включает структурирование владения и управления активами, хозяйственной деятельности с целью  снижения налоговых платежей и налоговых рисков в рамках возможностей, предоставленных налоговым законодательством.

Очевидно, что для эффективного финансирования бизнеса нужно применять не один из предложенных методов, не 10 перечисленных здесь базовых источников и даже не какие-то отдельные технологии привлечения финансирования из оставшихся сотен, перечислить которые не позволяет журнальная площадь. Нужно грамотно сочетать эффективные приемы финансирования бизнеса, применять их комплексно. Независимо от состояния, в котором находится компания, в ней не прекращая должна работать антикризисная команда. В особенно острые периоды, такие, как сейчас, антикризисный штаб целесообразно усилить внешними консультантами-финансистами, которые прошли не один кризис и опробовали наиболее эффективные методы на практике. Вы убедитесь, что это не расходы, а инвестиции в выживание. Которые окупаются стократно.

Павел Гагарин, председатель совета директоров АКГ «Градиент Альфа»

Не нашли ответа на свой вопрос? Запишитесь на консультацию: 

(495) 740-12-64, inform@gradient-alpha.ru 

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest