115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

Сдать с потрохами

15.07.2015
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Гагарин Павел Александрович
Председатель совета директоров
Комментарий Павла Гагарина в журнале «Компания»

«Компания»

Сейчас уже даже сложно вспомнить, кто первым дал прогноз о существенном сокращении числа кредитных организаций в России. За последние несколько лет в этом вопросе, кажется, отметились все более-менее значимые спикеры банковского рынка. Это притом что в тех же США спокойно работают более 5000 кредитных организаций и никто не говорит о том, что рынок срочно необходимо «прореживать».

Тем не менее даже председатель правления ВТБ Андрей Костин на днях в интервью газете Die Welt авторитетно заявил, что к 2020 г. число банков в России может сократиться до 300. Напомним, что по состоянию на январь 2015 г. в нашей стране было зарегистрировано 1044 кредитные организации, из них 810 – действующие. За прошедшие 6 месяцев ЦБ сократил это число на 36 кредитных организаций. Практически все они входили в систему Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Первоначально АСВ должно было повысить доверие к банковской системе, а вместо этого в систему страхования принимали всех без разбора, на рынке даже ходили слухи, что якобы существует определенная «такса» за включение в систему АСВ. Теперь же новому руководству ЦБ приходится разгребать эти «авгиевы конюшни», не говоря уже о том, что АСВ превратилось в своего рода страховой клуб для избранных банкиров, решивших вывести деньги вкладчиков за рубеж.

Если ведомство Эльвиры Набиуллиной будет и дальше отзывать лицензии такими же темпами, как сейчас, то к 2020 г. права работать на кредитном рынке могут лишиться еще около 300 банков, а АСВ необходимо будет постоянно дотировать за счет средств ЦБ. И даже при таком сценарии на рынке останутся около 500 банков, что явно не укладывается в прогноз, сделанный Андреем Костиным. Тем более что отведенный главой ВТБ срок достаточно короткий – 5 лет. А значит, чтобы выполнить поставленную Андреем Костиным задачу, Эльвире Набиуллиной нужно будет отзывать минимум по две лицензии в неделю. Это приведет к кризису доверия на банковском рынке, схлопыванию межбанковского кредитования и еще более негативным последствиям для клиентов банков. Но все это мало волнует главу ВТБ, ведь его банк в список «лишенцев» наверняка не войдет. Поэтому все его заявления на тему необходимости в несколько раз сократить количество кредитных организаций в России нужно рассматривать исключительно через призму интересов бизнеса его группы.

Совсем другое дело, что некоторые банкиры, чей бизнес сейчас находится не в самой лучшей форме, хотели бы сами избавиться от него, чтобы впоследствии не стать фигурантами проверок, а возможно – и громких уголовных дел. Однако владелец Национального резервного банка (НРБ) Александр Лебедев утверждает, что никто не знает, как можно закрыть банк, просто сдав лицензию. По опыту последнего времени, закрытие банков, как правило, сопровождается громкими скандалами, связанными с выводом средств вкладчиков, значительными расходами АСВ, обысками и арестами. Складывается такое ощущение, что Центробанк сам ставит бизнес в такие рамки, когда просто закрыться оказывается невозможно, но можно обанкротиться, лишиться лицензии и сбежать, прихватив с собой кругленькую сумму из средств вкладчиков, которым все равно потери компенсируют из фонда АСВ. Если судить по данным Банка России, случаев, когда банк сдал лицензию ЦБ обратно, в современной практике еще не было.

Если владелец хочет просто закрыть банк, сдав лицензию, значит, он убыточный и проедает собственный капитал. Конечно, если владелец не верит в перспективы, что в условиях нынешнего кризиса не удивительно, то его желание сохранить хотя бы часть капитала, закрыв бизнес, не криминал. Это ведь деньги, которые банкир вложил в свой бизнес. «Но если банкир пытается сохранить свои деньги, ограбив вкладчиков, то это преступление, которое в последнее время пресекается правоохранительными органами настолько жестко, что вряд ли сегодня кто-то будет банкротить банк, если он на самом деле не банкрот, – рассуждает директор по работе с финансовым сектором компании «SAS Россия/СНГ» Юлий Гольдберг. – Проблема в том, что наказывать тюрьмой банкира за неудачные инвестиции или неспособность вести бизнес в условиях жесткого кризиса неправильно». Но как можно сдать лицензию банка, у которого на балансе портфель кредитов и срочных депозитов, по ним еще лет пять, а то и больше должны идти расчеты? «Отсюда и получается, что единственный выход расстаться с банковским бизнесом – это продать его кому-то. Как показывает практика, иногда выгодно сделать это даже за один рубль», – заключает Юлий Гольдберг. Поэтому, прислушиваясь к заявлениям господина Лебедева, также необходимо помнить, что он сам никак не может распрощаться с НРБ. «Но покупателей на банковские активы сейчас действительно немного, а те, которые есть, просят существенный дисконт. Судя по всему, в НРБ «дыры» нет, а потому акционеры разумно не хотят платить рыночный дисконт к капиталу банка», – отмечает начальник управления риск-менеджмента Банка расчетов и сбережений Алексей Подшивалов. Можно быть абсолютно уверенными: если бы на НРБ был покупатель по цене, которая заинтересовала бы его владельца, тему сдачи лицензии он бы даже не поднимал.

Павел Гагарин, председатель совета директоров АКГ «Градиент Альфа»:

Утверждение, что никто не знает, как закрыть банк, сдав лицензию, не соответствует действительности. Существует прописанный ЦБ регламент отказа от лицензии, и любой банковский юрист даже с небольшим опытом с ним знаком. Они хорошо умеют выводить деньги из банков по сложным схемам и банкротить банки. Отказ от лицензии – процедура явно не сложнее. Другое дело, что последующий процесс ликвидации затягивается надолго, всевозможные ликвидационные проверки достаточно обременительны. По сути, сдача лицензии вызывает процесс, похожий на тот, что происходит при отзыве лицензии. Поэтому никто этим и не занимается. Впрочем, банк – такая кормушка, от которой сложно отказаться до последнего момента.

Евгений Славнов, аналитик рейтингового агентства «Рус-Рейтинг»:

«Прогнозы относительно резкого сокращения числа банков в России в ближайшие годы имеют под собой почву и основаны сразу на нескольких факторах. Во-первых, это активность Банка России на поле отзыва лицензий (73 за 2014 г., 36 за первое полугодие 2015-го). Во-вторых, это общее падение привлекательности банковского бизнеса, обусловленное возросшими рисками. В-третьих, это тяжелая макроэкономическая ситуация, в результате чего многие собственники вынуждены поддерживать капитализацию своих банков за свой счет. В-четвертых, это и проблемы с доступом к иностранному фондированию, что также отрицательно сказывается на условиях ведения банковского бизнеса в стране. В результате комбинация данных факторов приводит к уменьшению числа кредитных организаций – как через отзывы лицензий, так и через различные сделки слияния-поглощения. Таким образом, заметное сокращение количества действующих кредитных организаций в перспективе ближайших нескольких лет выглядит весьма вероятным».

Наталия Куркина,руководитель юридического отдела компании Интеркомп:

«Вместе с тем, нельзя не согласиться и с утверждением главы НРБ Александра Лебедева, который, в общем-то, верно осветил проблему. Единственный путь закрытия кредитной организации на данный момент – отзыв и аннулирование ее лицензии. Законный же способ маловероятен и влечет временные затраты. И сложившаяся ситуация с закрытием банков, точнее, сложность легального закрытия банков действительно может провоцировать владельцев кредитных организаций на инициирование банкротства с параллельным выводом средств вкладчиков. Следует также отметить, что ранее от Александра Лебедева поступали предложения об увеличении минимального капитала для банков – порядка 2–3 млрд руб. – и ужесточении наказания за преднамеренное банкротство кредитных организаций, которое, по сути, является механизмом вывода активов, а не процедурой банкротства в том смысле, который придает ей законодатель».

Никита Куликов,исполнительный директор консалтинговой компании HEADS:

«Мнение господина Лебедева не совсем точно отражает действительность. После того как у Александра Лебедева перестало получаться делать успешный бизнес в России, он начал распродавать свои активы и приобретать новые, но уже за границей, и с этого момента его риторика и политические взгляды несколько изменились. Фактически то, что он предлагает как решение проблемы закрытия банка путем вывода денежных средств вкладчиков и умышленного банкротства, – это уголовно наказуемое деяние, и никакие огрехи в законах не должны никого толкать на совершение преступления. А вопрос о добровольном закрытии банков, думаю, в ближайшее время не сможет быть решен, так как при остановке деятельности банка у него не будет прибыли, но останутся все обязательства, которые он обязан выполнять. Со стороны государства было бы логичным, чтобы роль закрывающего выполняло АСВ. Однако у АСВ и без того достаточно задач и проблем на ближайшее время, связанных также с закрытием, но не добровольным, а принудительным. К тому же фонд АСВ уже расписан на месяцы вперед. Так что сложившаяся недосказанность еще сохранится какое-то время».

Максим Логвинов

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest