115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

«В 2017 году инспекции начнут взыскивать долги по взносам»

10.01.2017

«Налоговые споры»

О том, как бизнесу в 2017 году применять налоговые новшества, как реагировать на действия налоговиков и что делать, чтобы снизить риски, мы поговорили с Павлом Гагариным – председателем совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа».

Что стоит ожидать в 2017 году? Нужно ли готовиться к увеличению налоговой нагрузки, усилению административных мер?

Послаблений ожидать не стоит. В условиях снижения деловой активности и потребительского спроса государство хочет собрать больше денег. Это нашло отражение в ОННП (основных направлениях налоговой политики Минфина).

В конце прошлого года приняты конкретные шаги, чтобы реализовать некоторые аспекты: например, Федеральный закон от 30.11.2016 № 401-ФЗ. Экспертное сообщество и бизнес некоторые его положения не поддерживали, т. к. они несут негативные последствия.

Так, в два раза – с 1/300 до 1/150 ставки рефинансирования – увеличены пени за просрочку уплаты налогов. Но увеличение ведь уже было, когда ставку рефинансирования приравняли к ключевой.

C 1 октября этого года за налоговую просрочку придется платить 24% годовых (или 20% в течение льготного 30-дневного периода), а не 12,17%, как было ранее. Увеличивая размер пени, на них возлагают несвойственную «штрафную» функцию, тогда как изначально пени носят компенсационный характер за пользование неуплаченными государству денежными средствами.

Этот же закон ограничил перенос прошлых убытков со 100 до 50%. Эта мера введена как временная – до 2020 года. Тем не менее значительная часть убытков в 2014–2015 годах сформировалась из-за изменения курса национальной валюты, что повлияло на финансовый результат деятельности компаний.

Неверно возлагать на бизнес финансовую ответственность за макроэкономическую и денежно-кредитную ситуацию в стране. Организации вынуждены будут прибегнуть к дополнительному кредитованию, что приведет к ухудшению финансовых результатов в будущем и в конечном итоге негативно отразится на налоговых отчислениях в бюджет.

Несмотря на то что Президент запретил повышать налоги, таким образом, не меняя ставки налога и принципы налогооблагаемой базы, можно увеличить собираемость обязательных платежей.

Остро стоит вопрос о введении прогрессивной шкалы по НДФЛ. Соответствующие планы есть в Госдуме. Если такой закон все-таки примут, то основная масса работающего населения ничего не почувствует. Этот процесс сейчас вполне можно автоматизировать, поскольку у инспекций есть все данные по зарплатам.

Главным администратором таможенных платежей становится ФНС России. Вкупе с АСК НДС-2 и маркировкой, которая уже введена в отношении, например, меховых и кожаных изделий, это даст налоговикам полное представление о движении товара.

Отдельно стоит сказать про страховые взносы. За 6 лет, в течение которых их администрировали внебюджетные фонды, накопилась существенная недоимка. У ПФР и ФСС не было и нет тех возможностей и полномочий для контроля, которыми обладают налоговики. И я думаю, что в 2017 году инспекции начнут взыскивать долги по взносам за последние три года – 2014–2016.

Налоговых послаблений не будет?

Положительным изменением можно назвать, пожалуй, возможность уплаты налога третьими лицами. Эта мера позволит провести платежи в бюджет через проблемный банк. По факту это не столько послабление для налогоплательщиков, сколько инструмент, который увеличит собираемость налогов. Он предоставит бизнесу возможность «расшивать» долги с помощью налоговых платежей.

Какие изменения коснутся положений о трансфертном ценообразовании и контролируемых иностранных компаниях (КИК)? Насколько изменения продуманы и пойдут ли они на пользу налогоплательщикам?

В этом году нужно сдавать декларацию по прибыли контролируемых иностранных компаний. Но пока непонятно, как контролировать отражение прибыли такой компании в отчете контролирующего лица. Есть проблема: как вычислить реальную прибыль КИК и соотнести ее с тем, что продекларировано? Этого механизма пока никто не понимает.

Но ведь налоговики могут направить запросы в иностранные юрисдикции, чтобы выяснить это.

Конечно, но это точечная работа. А вот информационного ресурса, который бы позволял в обычном режиме увидеть движение денежных средств в иностранном банке, нет. Австрийские банки, например, такую информацию не выдадут, сославшись на банковскую тайну. Аналогично с Монако. Да, у нас ратифицировано соглашение об обмене налоговой информацией, но нет технического регламента. Технический прорыв, на мой взгляд, наступит не ранее чем через два года.

А как бизнес сейчас решает проблемы с КИК?

Крупный бизнес пересматривает структуры, а небольшой в массовом порядке ликвидирует офшорные компании-кошельки.

Налоговая служба автоматизировала процессы, связанные с налоговым контролем, чтобы исключить человеческий фактор. Вы как бывший программист наверняка знаете, как это происходит. Поделитесь тайной?

В каждом банке есть скоринговые программы, они отслеживают транзитный характер операций. Когда через компанию платежи идут транзитом, велика вероятность, что она включена в схему по отмыванию денег.

Далее смотрят контрагентов с двух сторон. Если даже через одного из них деньги также идут транзитом, значит это точно схема и нужно искать бенефициара. Автоматически такие платежи с высоким налоговым риском попадают в электронное досье предприятия. Когда сумма превышает определенные показатели, налоговые органы принимают решение о предпроверочном анализе, а затем – о выездной проверке.

Но будем откровенны, аналитические мощности инспекторов не так высоки, чтобы анализировать методологию налогового или бухгалтерского учета. Проще проанализировать операционные затраты предприятия и выявить липовые расходы, найти неустойчивого контрагента. Это более эффективно с точки зрения суммы доначислений.

Какие проблемы возникают с налогообложением недвижимых объектов по кадастровой стоимости? Как их решают оценщики и компании?

Оценивать кадастровую стоимость нужно по определенным критериям. Их должно установить государство. Сейчас их нет, потому есть перегибы, причем и со стороны властей, и со стороны компаний. Ведь риски могут быть не только налоговые, но и связанные с конфликтом интересов.

Павел Александрович, как вы оцениваете перспективы налоговых споров в судах? С чем плательщики столкнутся в 2017 году? О чем будут спорить?

По нашей статистике, в первой инстанции 70% дел выигрывает налоговая инспекция, а во второй, наоборот, плательщики. Третья инстанция, как правило, повторяет апелляцию.

На сегодняшний день те, кто пытается оптимизировать НДС, отказываются от этого и переключаются на налог на прибыль. Потому спорить больше будут о признании затрат.

Расскажите, пожалуйста, о работе группы по налоговым рискам, которую Вы возглавляете в Торгово-промышленно палате. Какие риски наиболее часто допускает бизнес, с чем сталкивается и какие пути разрешения проблем находит?

Это экспертный клуб, в котором участвуют главные бухгалтеры, аудиторы, финансовые директора среднего и крупного бизнеса. Мы обмениваемся информацией, опытом и тем самым пытаемся снизить налоговые риски.

У нас нет приоритетной цели менять законодательство. Пока мы подготовим предложения, пока проект пройдет все стадии законодательного процесса, пройдет масса времени. Поправки не достигнут цели, поскольку жизнь меняется быстрее. Лучше моделировать то, что будет, с учетом правоприменительной практики и вырабатывать методические рекомендации для бизнеса.

От диалога с законодателем мы перешли к ситуационному анализу и прогнозному реагированию на налоговые риски. Это дает возможность аудиторам при проверках исходить не только из того, что они увидят на предприятии, но и применить те «истории болезни», которые были у других налогоплательщиков. То есть группа существует для того, чтобы одни умные люди учились на ошибках других умных людей.

Гагарин Павел Александрович в 1990 году окончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики; в 1996 году – Институт современного бизнеса; в 2001-м – курсы международных финансовых консультантов INFINET в США. Получил диплом MBA в РАНХиГС при Президенте РФ в 2005 году. Председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» и «Градиент Альфа Инвестментс Групп». Председатель Экспертного совета при Комиссии Московской городской Думы по законодательству. Член Международной гильдии финансистов, Российского союза промышленников и предпринимателей. Руководитель рабочей группы по управлению налоговыми рисками ТПП РФ.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest