115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1.

Эксперты считают правильным ужесточение контроля за операциями с наличными

15.07.2020

ТАСС

МОСКВА, 15 июля. /ТАСС/. Российские банки в скором времени будут обязаны сообщать обо всех операциях юридических лиц с наличностью на сумму свыше 600 тыс. рублей, этому будет способствовать закон об усилении контроля за операциями с наличными, накануне подписанный президентом России Владимиром Путиным. По мнению опрошенных ТАСС профильных экспертов, банкиров и предпринимателей, ужесточение контроля будет правильной мерой, но при этом среди издержек отмечают большее число подтверждающих документов по операциям со стороны бизнеса.

Антиотмывочный закон

В предпринимательской среде этот закон («О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (115-ФЗ) — прим.) традиционно называют «антиотмывочным». Ранее банковские организации должны были осуществлять контроль и извещать Росфинмониторинг только при снятии со счета компании или зачислении на ее счет наличных денег на сумму 600 тыс. рублей и более в случаях, если это не обусловлено хозяйственными нуждами. Закон с новыми поправками вводит контроль таких операций независимо от характера деятельности юридического лица, то есть любые подобные операции с наличными на эту сумму будут контролироваться. Кроме того, фиксировать будут и операции на сумму от 600 тыс. рублей при зачислении или списании со счета иностранной структуры без образования юридического лица, а также при осуществлении лизинговых платежей.

Согласно прошлогоднему отчету Росфинмониторинга, оборот наличных денежных средств у компаний является одним из самых слабых мест современной российского бизнеса и благодатной почвой для ведения «теневого» предпринимательства. При этом, согласно тому же отчету, за последние годы объемы обналичивания денег в банковском секторе сократились в 3,8 раза — с 1,2 трлн рублей до 326 млрд рублей.

«Прозрачным» бояться нечего

Как рассказал ТАСС один из авторов законопроекта, председатель комитета по финансовому рынку Госдумы РФ Анатолий Аксаков, основная цель принятых поправок — усовершенствовать обязательный контроль за наличным оборотом компаний, не связанным с хозяйственной деятельностью.

Аксаков подчеркивает, что банки будут сообщать в Росфинмониторинг только об операциях с наличностью свыше 600 тыс. рублей своих клиентов, а вот обязанность сообщать о межбанковских операциях исключается. Помимо разовой операции появится возможность сообщать о подозрительной совокупности операций или подозрительной деятельности клиента, что очень широко применяется в международной практике. И, по его словам, тем, кто ведет прозрачный бизнес, бояться нечего.

«Понятие «операция, подлежащая обязательному контролю» не идентично «подозрительной операции». То есть проведение по счету операций, подлежащих обязательному контролю, само по себе не может служить основанием для блокировки счета предпринимателя. Для этого проводимая операция должна вызвать подозрение, как направленная на отмывание доходов или финансирование терроризма. Поэтому главный совет — чаще консультируйтесь со своим банком, будьте готовы давать банкам обоснования операций с наличностью», — подчеркивает Аксаков.

Риск блокировки

Член генерального совета «Деловой России» Павел Гагарин, с одной стороны, поддерживает поправки, так как практика осуществления незаконных операций через обналичивание существует до сих пор. При этом он отмечает, что новые поправки могут осложнить деятельность добросовестных предпринимателей. Так, среди минусов он отмечает необходимость предоставлять много подтверждающих документов, а также кратное повышение риска блокировки счетов.

«Никто не застрахован от риска отказа банком в обслуживании или попадания во всевозможные черные списки людей, уклоняющихся от налогов и занимающихся незаконным оборотом наличных средств. Тут закон нужно дополнять соответствующими пояснениями», — отмечает Гагарин.

В свою очередь председатель комитета по финансовым рынкам «Опоры России» Павел Самиев считает, что в России хоть и наметился прогресс в плане снижения количества операций с «черным налом», но ужесточать контроль в части обналичивания все же необходимо. «Это в целом мировой тренд на ужесточение антиотмывочного законодательства. И регулирование в России не исключение. По мировой практике 10 000 долларов (600 000 рублей) являются пороговой суммой, после которых операция по обналичиванию может считаться подозрительной. Для предпринимателей, если их операции можно объяснить или обосновать, проблем быть не должно. Но это не отменяет того, что уточнения в регуляторных механизмах должны быть, и банки должны давать разъяснения клиентам, почему та или иная их операция вызвала подозрение», — считает Самиев.

Советник уполномоченного при президенте России по правам предпринимателей Антон Свириденко добавляет, что «довольно суровые требования» изначально идут от рекомендаций ФАТФ (межправительственная организация, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма — прим. ТАСС), поэтому сетовать на избыточные требования «российского неповоротливого регулирования» не приходится.

«Там, где оборот наличных — всегда риск нелегальных денег выше, обналичка или легализация теневых доходов до сих пор большая проблема, это будет просто дополнительная точка контроля. Полностью проблему она не решит, там, где оборот совсем теневой, вообще без банков, туда никто не заглянет. Но кого-то, конечно, удастся выявить», — подчеркивает Свириденко.

Анализ операций

Банк России дает положительный прогноз по снижению нагрузки на банки после принятия поправок в закон. «Изменения направлены на снижение регуляторной нагрузки на кредитные организации. В частности, предполагается, что банки автоматизируют процесс выявления таких операций. Соответственно, количество запросов информации со стороны кредитных организаций у своих клиентов снизится, сократится и количество отказов, в том числе по причине непредставления документов», — сообщают в пресс-службе ЦБ.

Банк «Тинькофф», в свою очередь, отмечает, что целесообразно не столько сообщать обо всех операциях с наличными на сумму свыше 600 тыс. рублей, сколько оповещать о действиях, которые действительно связаны с обналичиванием на основании экспертизы банка.

«У нас есть собственная система финансового мониторинга, основанная на автоматическом анализе операций. Каждый предприниматель, в том числе может видеть свои бизнес-процессы на предмет соответствия 115-ФЗ в нашем внутреннем сервисе «Репутация», — комментируют ситуацию в пресс-службе «Тинькофф».

Также в банке подчеркнули, что счета своих клиентов они не блокируют и никогда не блокировали: «В совсем редких, единичных случаях ограничиваем дистанционное банковское обслуживание, когда есть серьезные подозрения и нужно детально разобраться, но при этом многие базовые операции достаются доступны владельцу счета».

Представители банка «Открытие» тоже соглашаются и считают, что законопроект с новыми поправками «не предполагает возникновения каких-либо сложностей для клиентов при проведении операций с наличными денежными средствами». Кроме того, данный вопрос уже давно стоит на контроле во всех финансовых организациях, «клиенты достаточно хорошо осведомлены» о повышенных комиссиях, лимитах и прочих ограничениях по операциям с наличными.

Дополнительный контроль

Впрочем, для предпринимателей нововведения сулят прохождение дополнительных мероприятий контроля. Так, сооснователь компании EcoBox Владимир Садков считает, что теперь даже добросовестным предпринимателям придется уделять гораздо больше времени и внимания юридическому оформлению операций. «Но с другой стороны, это действительно позволит сократить количество незаконных операций. Поэтому в целом это правильная инициатива», — считает Садков.

По мнению директора ООО «Мастерс» Дмитрия Тортева, занимающегося предоставлением услуг и товаров госкомпаниям, закон скорее носит положительный характер.

«Неучтенная наличность массово выводится в зарубежные страны для приобретения низкокачественных товаров, которые потом всплывают в госзакупках под видом российских. Наличные — это кроме «черного» импорта — питательная среда для нелегальной миграции. Поэтому если сделка или перечисление наличных денег расценивается как совершенные с целью налоговой экономии, они однозначно должны администрироваться финансовой разведкой», — отмечает Тортев.

Тематика

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest