115280, г. Москва,
1-й Автозаводский проезд,
д. 4, к. 1
inform@gradient-alpha.ru
Градиент Альфа в СМИ

С миру по стирке

10.06.2013
Автор: Пресс-служба Градиент Альфа

Гагарин Павел Александрович
Председатель совета директоров
Комментарий Павла Гагарина в журнале «Коммерсантъ Деньги», №22 (930), июнь 2013 г.

«Деньги»

Совладельцы «Альфа-групп», вложившие $1,4 млрд в американских производителей оборудования для прачечных и автоматов для подкачки шин, не очень вписываются в список крупных российских инвесторов в США. Зато вписываются в мировой тренд: крупные капиталы в качестве самых консервативных вариантов выбирают уже не банки и гособлигации, а инвестиции в простой, но стабильный бизнес.

В конце мая инвестиционный фонд Pamplona Capital, созданный при участии владельцев «Альфа-групп» Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева, вложил $1,4 млрд в покупку двух крупных американских компаний. Для людей, имеющих самые большие активы в кэше (в частности, после продажи доли в ТНК-BP за $13,8 млрд), инвестиция не самая крупная, но многих удивил выбор объектов. Одна из купленных компаний, Coinmach Service Corp., производит оборудование для прачечных, вторая, AIR-Serv Group LLC, специализируется на выпуске автоматов для платной подкачки шин.

На самом деле в стратегию фонда Pamplona Capital, созданного партнерами восемь лет назад, эти приобретения вполне вписываются.

Свою деятельность в 2005 году фонд начал с приобретения за $190 млн чешской компании Pegas Nonwovens — производителя материалов для детских подгузников и женских прокладок. Через год эта компания была продана почти в полтора раза дороже — за $250 млн. После подгузников Pamplona купил и продал двух европейских производителей компонентов для грузовиков, финского перевозчика химикатов, австрийско-германскую ювелирную сеть Amor и британского дистрибутора платиноидов Johnson Matthey.

Сейчас под управлением фонда находится более $6 млрд средств клиентов, а в портфеле — активы самого разного толка, от производителя туалетной бумаги и носовых платков WEPA до британской финансовой корпорации Oakwood Global Finance, обслуживающей ипотечные ссуды.

Объединяет эти инвестиции главный принцип: инвестфонд под управлением бывшего топ-менеджера Альфа-банка Алекса Кластера стремится покупать компании, занимающие главные позиции на своих рынках. Новые приобретения — того же плана. Обе компании — лидеры в своих областях. Фонд же сделал их еще крупнее, объединив в громадный холдинг CSC ServiceWorks со штатом более 2 тыс. работников и зоной обслуживания 1 млн различных пунктов подкачки и прачечных в Северной Америке и Европе.

Открытие Америки

В США российский крупный капитал присутствует с начала 2000-х годов. Не то чтобы он был слишком заметен в звездно-полосатой экономике: по данным Минэкономразвития, на 2012 год российским компаниям принадлежали активы на сумму чуть более $8 млрд. Никто из россиян, кроме акционеров «Альфы», не покупает прачечные и туалетную бумагу: до сих пор главными инвесторами были нефтяные и металлургические компании, которые делали приобретения по своему профилю.

С прошлого года, правда, россияне начали активно вкладываться в американскую недвижимость, которая демонстрировала низкие цены, а сейчас, наоборот, показывает определенный рост. Бывший владелец «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев купил у Дональда Трампа квартиру на Манхэттене за $88 млн, а Сергей Полонский примерно за такие же деньги ($90 млн) реализовал девелоперский проект в Майами.

Впрочем, нужно отметить, что большинство приобретений были сделаны напрямую, минуя инвестфонды, и не все они оказались удачными.

Первым на этом пути был ЛУКОЙЛ: в 2000 году за $71 млн выкупил убыточную американскую сеть бензоколонок Getty Petroleum Marketing (1300 АЗС). Тогда компания этим очень гордилась: первый вице-президент Ралиф Сафин в каждом интервью упоминал, что «это первый случай приобретения американской открытой акционерной компании российской корпорацией». На волне радости ЛУКОЙЛ в 2004 году докупил у ConocoPhillips еще 795 заправок за $265,75 млн. К прошлому году, однако, компания подвела неутешительные итоги и оценила убыток от американского проекта в $58 млн. Ключевой проблемой было отсутствие собственного бензина для продажи в сети. Купить НПЗ в Америке ЛУКОЙЛу не удалось, а экспортировать бензин вначале было запрещено (действовал принцип, по которому 95% произведенного в России бензина должно было оставаться в стране), а потом оказалось дорого. С началом кризиса в 2008-м ЛУКОЙЛ стал продавать заправки, и к сегодняшнему дню у него осталось всего 425 АЗС.

Помимо ЛУКОЙЛа о намерениях сделать крупные инвестиции в американскую промышленность заявлял «Газпром», однако то ли испугался противодействия местных властей, которые всегда тщательно блюли национальные интересы, то ли просто не увидел перспектив.

Стальной отлив

Российские металлургические и горнодобывающие компании, делая приобретения в Америке, покупали скорее не активы, а рынок: превратившись в американских производителей, они получали доступ и к покупателям, и к новым заказам для своих мощностей в России. Первой обойти торговые ограничения с помощью покупки производства в США решился «Норильский никель». В 2003 году компания купила примерно за $365 млн 55,4% акций крупнейшего в США производителя металлов платиновой группы Stillwater Mining. Через семь лет «Норникель» этот актив продал, поскольку американские власти решили ограничить влияние иностранного инвестора на единственного в стране производителя палладия, и собственнику даже не удалось провести в совет директоров своих представителей. Но покупка все равно себя оправдала: за счет роста цены на палладий пакет был продан в два с половиной раза дороже цены покупки — почти за $1 млрд. Кроме того, владение на протяжении нескольких лет местным производством позволило «Норникелю» закрепиться на американском рынке.

Вслед за «Норникелем» в том же 2003 году на американский рынок вышла подконтрольная Алексею Мордашову «Северсталь» — и весьма масштабно. Сначала компания приобрела за $285 млн пятого по величине производителя стали в США Rouge Industries, расположенного в штате Мичиган. Позже в штате Огайо был построен с нуля завод Severstal Columbus. А в 2008 году «Северсталь» купила еще три завода общей стоимостью $2,3 млрд. С началом кризиса деятельность на двух из них, правда, была приостановлена. В 2011 году «Северсталь» продала последние три приобретенных завода, но уже за сумму почти вдвое меньшую — за $1,2 млрд. Однако на сегодня, по сообщению пресс-службы компании, североамериканский дивизион Severstal North America, который включает в себя Severstal Dearborn (бывшая Rouge Industries) и Severstal Columbus, показывает высокие продажи и в апреле текущего года даже признан Торговой палатой Дирборна бизнесом года.

Огонь, уголь и медные трубы

А вот в компании «Мечел», которая в 2009 году приобрела в Западной Виргинии угольные активы Bluestone за $890 млн, уверяют, что инвестиции в США полностью оправдали себя и позволили расширить рынки сбыта, поэтому ни о какой продаже приобретенных активов не может быть и речи. Такого же мнения придерживаются руководители и всех основных металлургических компаний России. Например, группа «Евраз» тоже начала в 2006 году пробивать себе выход на американский рынок через инвестиции в местное производство. Сначала компания приобрела за $110 млн 73% капитала Strategic Minerals Corporation (Stratcor) — одного из крупнейших производителей ванадиевой продукции. В результате «Евраз» открыл новые возможности сбыта российского сырья и получил доступ к передовым зарубежным технологиям, которые позволили компании начать это сырье перерабатывать. На этом фоне «Евраз» сразу же ввязался в борьбу за покупку крупного производителя стальной продукции — американской компании Oregon Steel Mills. Регулирующие органы в США долго проверяли сделку на предмет соответствия национальным интересам, однако все же разрешили «Евразу» купить предприятие за $2,3 млрд. Большую часть этой суммы пришлось занять, и эксперты были уверены, что в ближайшее время компания ничего покупать не будет. Однако уже к концу 2007 года «Евраз» приобрел за $565 млн третье предприятие в США — мини-завод по производству сталепроката Claymont Steel. Так у группы сформировался свой дивизион в Америке, создание которого участники рынка считают оптимальным решением, поскольку прибыль от реализации в США, например, бесшовных труб в 1,5-2 раза выше, чем в России. В 2012 году выручка американского дивизиона «Евраза» составила $1,8 млн — это примерно 23,7% общей выручки компании (в России она составляет $3,157 млн — 41,4%). В этом году «Евраз» хочет через налаженный рынок сбыта поставлять в США железнодорожные рельсы российского производства. Опять же потому, что маржинальная доходность на рынках железнодорожной продукции в Америке вдвое больше, чем в России.

У Новолипецкого металлургического комбината также сейчас в Америке три предприятия: NLMK Indiana (ранее Beta Steel, купленная в 2008 году за $400 млн), NLMK Pennsylvania (ранее Duferco Farrel, приобретенная в 2011 году за $600 млн) и Sharon Coating (ранее Winner Steel LLC, которая еще с июня 2007 года принадлежала СП НЛМК и позже была выкуплена Duferco Farrel). По словам представителей компании, только цепь этих покупок позволила обеспечить полную загрузку производственных мощностей в России: «В 2012 году производство дивизиона НЛМК США составило 1,8 млн тонн готового проката (рост на 5% к 2011 году), причем существенная часть этого объема была произведена из российских полуфабрикатов».

Увеличила присутствие на международных рынках за счет инвестиций в США и Трубная металлургическая компания, которая в 2008 году приобрела ряд североамериканских трубных предприятий. На сегодня общая сумма инвестиций уже приближается к $2 млрд: американский дивизион ТМК-IPSCO объединяет 11 предприятий в 8 штатах и дает треть годовой EBITDA компании. «Финансовые результаты деятельности американских предприятий оказались даже выше, чем планировалось при покупке»,— утверждают в компании.

Прачечная вместо банка

«Да их финансовых аналитиков вообще стоит уволить, если они и правда подписали сейчас эту сделку»,— возмущается Павел Гагарин, председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент-Альфа», комментируя последнее приобретение акционеров «Альфа-групп». По его мнению, финансовая привлекательность купленных фондом Pamplona Capital активов крайне мала, особенно в долгосрочном плане. «Все американские активы за последний год выросли в цене, и я не верю, что такой опытный инвестор, как «Альфа-групп», в прошлом году этого не предвидел»,— поясняет свою точку зрения Гагарин.

«Прачечные и автоматы для подкачки шин — это, конечно, не сильно интересное инвестиционное решение,— более сдержан в комментариях аналитик «Инвесткафе» Андрей Шенк,— но оно стабильное. Там существуют четко прогнозируемые денежные потоки. И Pamplona Capital, как и многие другие инвестфонды, стремится сейчас не столько заработать, потому что мировая экономика явно не растет, сколько сохранить свои капиталы».

А вот международный финансовый консультант Исаак Беккер из агентства Financial Management полагает, что Pamplona Capital действует очень продуктивно и в четком тренде крупных мировых капиталов: «Сейчас в мире так много рисков, что крупный капитал стремится часть средств вкладывать в активы, которые обывателю представляются настолько консервативными, что даже уже как будто умирающими». В качестве иллюстрации Беккер приводит действия Уоррена Баффетта, который недавно купил несколько газет, печатающихся в маленьких городах Америки. «Казалось бы, глупо, с учетом того что рынок печатных СМИ умирает. Однако логика Баффетта, как и других владельцев крупного капитала, понятна. В обозримом будущем хуже на этих рынках дела уже не будут: пожилые люди будут читать в газетах местные новости, а те, кто привык стирать в прачечных, будут продолжать это делать. Поэтому сейчас хранить деньги в таких активах привлекательнее, чем в банке или, например, в гособлигациях, которые уже практически не приносят дохода, но имеют весьма существенные риски»,— поясняет Беккер.

Главное, с точки зрения Исаака Беккера, условие удачных инвестиций за рубежом — профессиональная команда специалистов, действующих на местах. «Сделать удачные приобретения за границей, сидя в Москве, невозможно,— уверен Беккер.— Еще пять лет назад это было реально: денег на рынках было мало, а продавцов много. Сегодня же все наоборот».

По утверждению Беккера, Pamplona Capital имеет на рынке репутацию очень профессиональной команды и две крупные американские компании — ее очередные удачные приобретения.

 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest

Деловая россия

Мое дело
 

Ведомости

Кадровое Дело

Belwest